Георгий Квинитадзе — генерал Грузинской Республики, изобретатель французского йогурта и дедушка британской кинозвезды

ТБИЛИСИ, 27 мая – Новости-Грузия. У выдающегося командующего армией Демократической Республики Грузия генерала Георгия Квинитадзе биография настолько интересная, что даже обычный пересказ фактов становится похожим на роман.

«Нет пули, которая бы меня убила, ведь я происхожу из страны, которую не раз убивали, но она не умирала!», — эти строчки принадлежат человеку, который не только заново создал грузинскую армию в XX веке, но и доказал, что она может побеждать.

Генерал императорской армии

Георгий Квинитадзе родился 21 августа 1874 года в семье полковника Иванэ Квинитадзе, во время его службы в Дагестане.

Выпускник Тифлисского кадетского корпуса сделал блестящую военную карьеру в русской императорской армии: Русско-Японская война, командир роты в 16-м гренадерском Мингрельском полку,  обер-офицер  при штабе Кавказского военного округа.

С началом Первой мировой войны принимал участие в военных действиях против турок в Закавказье, за отличие в Эрзерумской операции награждён золотой саблей и орденом Святого Георгия. В октябре 1917 года произведён в генерал-майоры.

Сразу после революции в России  Квинитадзе  был заместителем военного министра Закавказской республики, которая просуществовала очень недолго. После провозглашения в Грузии Демократической республики в 1918 году генерал стал главнокомандующим армии, которую предстояло создать практически с нуля.

Создание Грузинской армии

Скажем прямо — правительство социал-демократов Квинитадзе не жаловало.  На офицеров царской армии, да еще из аристократических семей, смотрели с подозрением и считали их классовыми врагами.

Правительство Ноэ Жордания сформировало Национальную гвардию, которой руководили партийные чиновники.

Грузинские военные в штаб-квартире Национальной Гвардии

Квинитадзе никогда не входил ни в какую партию. Он писал, что видит свое призвание в том, чтобы «служить родине и укреплять ее независимость». Профессиональный военный, он настаивал на том, чтобы была усилена армия, а Гвардия подчинялась общевойсковому командованию. Это стало причиной постоянных конфликтов с правительством Жордания.

Позже, в своей книге «Мои воспоминания в годы независимости Грузии»  Квинитадзе написал: «…В боях гвардия проявила полную неспособность и безграмотность. Даже при малой неудаче весь фронт рассеивался. Неподчинение старшим, беспомощность начальства были основными характерными чертами этого вида войск. Думаю, у меньшевиков было следующее соображение: армия нужна для войны с внешним врагом, а гвардия – для борьбы с армией, если это понадобится.

…Все самое лучшее всегда было у народной гвардии – лучшее оружие, лучшее снаряжение, одежда, лошади, провиант и зарплата. И это тогда, когда начальство грузинской армии на улицах собирало деньги у частных лиц на формирование армии».

Народное ополчение в Грузии

В первый раз в отставку из-за разногласий с правительством Квинитадзе ушел летом 1918 года. После этого его несколько раз возвращали – в самых кризисных и безнадежных ситуациях, когда нужно было защищать границы.   Каждый раз генерал, несмотря на разногласия с правительством, приходил на помощь. И каждый раз надеялся, что правительство обратит внимание на обороноспособность молодого государства.

Этого так и не произошло. Но генерал Квинитадзе сумел одержать блестящие победы. Оказалось, что грузинская армия не только существует, но и может побеждать.

Грузинская армия в Туапсе, июль-август 1918 года

Первый кризис разразился уже зимой. В декабре 1918 года Армения захватила Борчалинский округ Грузии и потребовала сдать Тбилиси.  Главнокомандующим грузинской армией был генерал Мазниашвили, а начальником штаба правительство попросило стать Квинитадзе.

Благодаря правильно спланированной операции, два опытных генерала 16 декабря перешли в наступление, и грузинская армия полностью очистила Борчалинский округ. Так Квинитадзе выиграл первую войну для Демократической Республики.

Грузинская армия

Через два месяца, в феврале 1919 года, в Южной Грузии вспыхнуло восстание, инспирированное Турцией. Исламисты уничтожили дислоцированное в Самцхе-Джавахети   грузинское военное подразделение и установили контроль над этим регионом, с целью отторгнуть его от Грузии.

Правительство вновь обратилось за помощью к Квинитадзе. Он занял пост главнокомандующего и снова одержал победу. За месяц армия была приведена в боевую готовность, и грузины не только возвратили Самцхе-Джавахети, но и перешли в Турцию, в Тао-Кларджети, разместив в турецких провинциях Ардаган и Артвин свои гарнизоны.

После этого Квинитадзе в очередной раз поднял вопрос о реорганизации грузинской армии и, получив отказ, во второй раз ушел в отставку с поста главнокомандующего.

Георгий Квинитадзе и грузинские военные

В апреле 1920 года российские большевики начали военную интервенцию в Закавказье. Серго Орджоникидзе планировал в Грузии большевистский переворот. В мае начались боевые действия. Войска Квинитадзе встретили на границе и разгромили авангард 9-ой Красной армии.

Квинитадзе написал об этом: «Мы нанесли поражение одной дивизии русских, они сняли вторую дивизию, но и ей нанесли поражение. По нашим сведениям, у большевиков в Азербайджане имелась одна дивизия, да и то около Баку. В это же время у меня было больше 40 тысяч солдат… Мы могли все Закавказье очистить от большевиков. Это же происходило в 1920 году, когда Польша и Врангель на двух фронтах воевали с Россией, и она не могла оказать помощь азербайджанским большевикам. Но мы не использовали это обстоятельство».

Эта запись еще раз свидетельствует о том, что в бездействии было виновато именно правительство. Но Квинитадзе, даже спустя много лет, благородно пишет в своих мемуарах — «мы».

В августе 1920 года Квинитадзе в третий раз ушел в отставку, так как правительство ничего не сделало для улучшения положения в армии.

Броненосец грузинской армии

Настал трагический для Грузинской Республики февраль 1921 года.  Большевики перешли в наступление.   За 10 дней до потери независимости тяжело больного Квинитадзе в четвертый раз назначили главнокомандующим. И он снова пришел на помощь, хотя понимал, что эту войну ему уже не выиграть.

«Войну мы проиграем, но драться будем», — сказал тогда генерал.

За считанные часы Квинитадзе   организовал оборону Тбилиси, мобилизовав остатки военных частей, резерв и курсантов основанной им же школы юнкеров. Оборона была   настолько эффективной, что в несколько раз превосходящие силы большевиков несли огромные потери.  Однако, принимая во внимание неравность сил, и чтобы  избежать окружения, Квинитадзе принял решение организованно отступить.

«Если бы за отступление давали ордена, то Квинитадзе  получил бы награду. Этим отступлением он совершил чудо», — так оценил маневр Квинитадзе противник — командующий XI Красной армией Анатолий Геккер.

В 1921 году, после того,как Демократическая Грузия пала, генерал Квинитадзе эмигрировал в Константинополь, а оттуда, в 1922 году – во Францию.

Житель города Шату

Георгий Квинитадзе вместе с женой и тремя дочерьми Эльзой, Тамарой и Нино обосновался во Франции в живописном городке Шату, около Парижа. В эмиграции он прожил вторую половину жизни — 49 лет.

Георгий Квинитадзе с женой Мариам Макашвили

Квинитадзе принимал участие в жизни эмиграции, являлся председателем Объединения бывших воспитанников Тифлисского кадетского корпуса, входил в  Союз Российских кадетских корпусов и  Союз Георгиевских кавалеров. Написал подробнейшие мемуары о первой республике.

Генерал Квинитадзе и герой сопротивления Какуца Чолокашвили в эмиграции.

Надо было кормить семью, поэтому профессиональный военный работал на заводе грампластинок «Пате», а потом придумал свой бизнес — производство и продажу мацони.

Представитель русской белой эмиграции граф Григорий Павлович Ланздорф так рассказывает о своем знакомстве с Квинитадзе:

«В Париже была довольно большая грузинская колония. Там было много аристократов и офицеров русской императорской армии, которые после захвата большевиками власти в Грузии в 1921 году бежали с родины. Я часто бывал у генерала Квинитадзе, у которого были три очень красивые дочки. Чтобы зарабатывать на жизнь, он стал делать йогурты сначала просто для семьи.

Не исключено, что у мацони из семьи Квинитадзе была долгая история на французском рынке молочных продуктов.

Ему для этих йогуртов требовалось много сосудов, а денег не было. Нашелся один богатый человек по фамилии Зеленский, который дал ему денег, сосуды привезли из Севра. У Квинитадзе были какие-то особые грибки для йогурта. До него про йогурт никто никогда не слышал.

Сперва русские стали покупать этот йогурт в русских магазинах с большим удовольствием. А потом он продал лицензию какому-то французу за большие деньги, и тот сделал из этих йогуртов огромное дело в Европе.

Никто не знает, что эти прекрасные французские йогурты на самом деле изобрел генерал русской императорской армии Квинитадзе».

Георгий Квинитадзе прожил 96 лет. Он умер, оступившись и упав на лестнице на глазах дочерей и внучки. Похоронен на кладбище в Шату рядом с женой.

Георгий Квинитадзе с дочерью Нино и внучкой Мэриам

В 2006 году именем Квинитадзе была названа улица в Тбилиси.  В память о генерале учреждена серебряная военная медаль «Георгий Квинитадзе»

Все три дочери генерала вышли замуж, двое за грузин, а младшая, Нино,  за англичанина с голландскими корнями – Д’Або. От этого брака появилась на свет Мэриам Д’Або –  британская актриса.

В 1987 году она стала известной после роли девушки Бонда в фильме об агенте 007 «Искры из глаз» с Тимоти Далтоном.

В 2009 году Мэриам снялась в фильме «Дориан Грэй». Она замужем за кинорежиссером, обладателем Оскара Хью Хадсоном. В ее биографии всегда указывают, что ее дед был грузинским генералом.