Гурийская Каланда или Новый год по старому стилю

ТБИЛИСИ, 13 января – Новости-Грузия. В Грузии принято отмечать Новый год не только с 31 декабря по 1 января, но и по старому стилю – с 13 по 14 января, после наступления православного Рождества, которое также отмечается по юлианскому календарю 7 января.

Праздник Нового года отличается особыми ритуалами в Гурии, на западе Грузии, где его называют Каланда. Слово «каланда» по-гречески обозначает песни, которые поют между Рождеством и Крещением.

В этом году из-за пандемии коронавируса все публичные мероприятия, конечно же, отменены. Но прочитать о старинной традиции праздновать Старый новый год можно в нашем прошлогоднем материале о Гурии. 

На западе Грузии в этот день было принято ходить в гости, петь рожественские песни и церковные гимны. При этом христианские обычаи здесь тесно переплетаются с языческими. Например, первым в дом должен зайти особый гость – «меквле», или «прокладывающий след», добрые пожелания которого определяют характер всего следующего года.

Вместе с пожеланиями благополучия и здоровья «меквле» должен принести в дом поднос со сладостями, вареным мясом, мукой и монетами.

Вместо елки новогодним деревом в Гурии и Самегрело является чичилаки – это палка, обычно из орехового дерева, обструганная с одного конца и увенчанная пушистой кроной стружкой. Чичилаки символизирует бороду Святого Василия Великого, день памяти которого отмечается 14 января, а раньше приходился на 1 января. «Басилой» называется и традиционный рождественский пирог. Также в Гурии обязательно пекут особые пирожки с сырной и яичной начинкой, в форме полумесяца.

Стихотворение об этом старинном празднике, написанное грузинской поэтессой Анной Каландадзе (1924 — 2008), перевела на русский поэтесса Белла Ахмадулина (1937 – 2010).

«Входила в Гурию Каланда»

Я помню изгородь под инеем.

Снег падал тихо и светло.

Кричит петух — и вспоминаю я

мое гурийское село.

Проламывалась наледь тонкая

под грузом шага моего,

и лаяла устало Толия,

сама не зная, на кого.

Похожий на большую букву,

один на вековом посту

дуб укрывался, словно в бурку,

в свою дырявую листву.

Глубокий снег следы марали,

тропинка далеко вела,

и возле вещего марани

был ветер пьяным от вина.

Все это — где-то и когда-то,

но позабыть о том нельзя…

Входила в Гурию каланда

и чичилаки нам несла.