Иванишвили заявил, что больше не будет консультировать «Грузинскую мечту»

ТБИЛИСИ, 13 января – Новости-Грузия. Основатель правящей в Грузии уже восемь лет партии «Грузинская мечта» Бидзина Иванишвили, недавно заявивший о своем уходе из политики и публичной жизни, утверждает, что больше не будет сторонником созданной им партии.

Иванишвили победил на выборах в 2012 году, затем в течение года занимал пост премьер-министра, а через год заявил, что уходит из политики. Однако в 2018 году на фоне многочисленных упреков в управлении страной из-за кулис Иванишвили официально возглавил правящую партию и стал ее председателем.

«Я больше не собираюсь консультировать команду, и члены команды это хорошо знают. У нас было несколько совещаний в партии, я в течение месяцев говорил с ее членами об уходе. Я максимально напоминал им, что не нарушу свое слово, заявлю публично, что все консультации по политическим вопросам будут прекращены», — заявил Иванишвили в программе «Свободное видение» на Общественном телевидении.

По его словам, отношения с членами правящей команды будут продолжаться повседневно, но не по политическим вопросам.

«Я прекращаю публичность и, вероятно, это будет последнее интервью с вами. У нескольких зарубежных СМИ есть желание [встретиться], и, может быть, завтра-послезавтра я это сделаю, а затем вернусь к своей частной жизни, которая мне очень нравилась и нравится и сегодня.

Я даже не буду сторонником «Грузинской мечты», моя максимальная гражданская активность будет заключаться в том, чтобы прийти на выборы и зафиксировать там свою позицию. Никаких интервью, никаких публичных заявлений, никаких звонков к какому-либо члену команды, никаких замечаний, мол это ты сделал нехорошо, или это не получилось. Я повторил это несколько раз с командой, не ждите от меня замечаний, не оскорбляйте так ни себя, ни меня, не звоните мне для консультаций. Вот в этом разница между тем, что было раньше, и тем, что есть сегодня», — пояснил Иванишвили.

Основатель правящей партии также объяснил, почему не считает правильным еще раз вернуться в политику и рассказал о процессах в правящей партии.

«Команда [сначала] была неопытной, эклектичной, это не была команда одной партии. Когда я ушел из партии, можно было сказать, что это был коалиционный парламент, потому что он состоял из нескольких партий. В 2016 году я был очень активен, помогая команде в процессах закрепить ее идеологию и сформировать партию. К сожалению, я тоже это видел, и, вероятно, другие заметили, что это не удалось по многим причинам.

Посмотрите, несколько месяцев назад ушли «Партия зеленых», «Социал-демократы», долгое время сохранявшие лицо «Грузинской мечты» за что я им только благодарен, хотя это не было искусственным расставанием. Естественно, они сами этого хотели, им никто не мешал.

Не скрою и того факта, что «Грузинская мечта» не хотела действовать как единое целое, когда я вернулся в политику во второй раз. К сожалению, вовремя сформировать партию не удалось. Возникла объективная опасность распада «Грузинской мечты». Эта угроза была реальной. Я вернулся и за более чем два года я использовал свой опыт в этом направлении с командой, и «Грузинская мечта» сегодня — совершенно другая команда.

Я уже сделал с командой все, что смог. Я оставляю состоявшийся, солидный коллектив, единообразный, который называется «Грузинская мечта». Команда уже опытная, а не та, которую я покинул год спустя. Сейчас, если команде станет трудно, и я вернусь, это будет непонятно. Зачем мне уходить, если мне нужно снова возвращаться? Я вложил в эту партию все, что смог», — сказал Иванишвили.

Во время интервью Иванишвили ответил на вопрос: «Как вы будете сдерживать себя, чтобы не говорить команде, что они что-то делают неправильно, как вы вообще прекратите коммуникацию?».

«В целом, человека следует характеризовать тем, что его мнение не является последней истинной. Я так вырос и так живу и сегодня, несмотря на то, что исходя из моего возраста, моей деятельности в различных сферах, у меня есть довольно большой жизненный опыт. Очень часто в споре товарищи по команде высказывали мнение лучше, чем я. Не было такого, чтобы я говорил, а они делали. Наше сотрудничество всегда было таким. Мы обязательно слушали мнение каждого и достигали консенсуса», — сказал Иванишвили.

По его словам, единственное, о чем он попросил команду, — это продолжить работу по этому принципу и не избегать оппонирования друг другу.

«Они должны фильтровать мнение друг друга, они должны садиться во всех критических ситуациях, они не должны избегать оппонирования друг другу. Следовательно, ошибок будет меньше. Я думаю, что команда очень дружная, но есть и подозрение и страх, чтобы они не начали выяснять отношения друг с другом. Это будет сложно для команды. Это одна из опасностей, но они могут и без меня разработать здравое мнение. В последние месяцы я подключался только в критических ситуациях», — пояснил Иванишвили.

По словам Иванишвили, когда он пришел в политику, общество было неопытным, но теперь население научилось «выбирать и контролировать».

«Общество, как и команда «Грузинской мечты», были неопытными, и я отмечал это, как только пришел в политику. Несмотря на то, что у нас очень большая культура, мы не управляли нашим государством не только десятилетиями, но даже столетиями, у нас нет этого опыта, более того, у нас нет опыта демократического управления и опасность слишком велика. Мы видели, сколько неприятностей и опасностей мы пережили. Все что было можно, включая гражданскую войну, мы навлекли на себя сами. Есть такая поговорка, что мудрые учатся на ошибках других, умные — на своих собственных, а глупые никогда не смогут научиться. Я думаю, что наше общество училось на своих ошибках. Мы по неопытности доставляли государству всякие неприятности. Мы убили первого президента, нами правили грабители, страной правили «братства», после этого мы умудрились развязать гражданскую войну, и это основа того, чему народ научился», — заявил Иванишвили.

Иванишвили также ответил на обвинения в том, что является неформальным правителем страны

«Если вы вспомните, я также напомню общественности, что было много вопросов — какие я буду занимать позиции после ухода, сохраню ли я ответственность за команду. Я дал понять, что возьму на себя ответственность за существующую команду. Я говорил, что не вернусь в политику, если в этом не будет необходимости, но позднее я специально заявил, что при необходимости вернусь в политику, чтобы не разрушить достигнутый результат.

Безо всякого кокетства я говорил, что буду давать советы команде и даже помогать. Что я говорил, то и делал, это характерно для меня. Оппоненты не смогли свыкнуться с этим и что-то выдумывали. Даже это не называлось неформальным, так как никто не запрещал давать советы, тем более команде.

Команде я открыто помогал и поддерживал даже во время выборов, участвовал в телевизионных передачах, характеризовал их, хвалил, если надо было хвалить, критиковал конкурентов и так далее.

Я был очень активным сторонником «Грузинской мечты» и имел огромное желание, чтобы команда была крепче, держала ту планку, которую мы поставили. Мне задавали вопросы, у вас чрезмерное влияние, вы неформально правите. Я всегда напоминал обществу и вспомню и сегодня то, что я говорил — у меня есть чрезмерное доверие общества, и это мой основной козырь. Никакого другого ресурса у меня нет. То, что у меня есть от общества, я хочу использовать на благо самого общества, если кто-то во власти нарушит правила игры, будет коррупция, будет чрезмерное применение силы или что-то подобное, что неприемлемо для «Грузинской мечты», я подниму голос.

Со мной считались, потому что они знали, что я не остановлюсь. Вот так бы я охарактеризовал свою позицию в то время — я был направленным, активным помощником и сторонником «Грузинской мечты», и контролером, и критиком, если хотите. Я не скрывал, что, если кто-либо из наших чиновников не будет вести себя так, как это соответствует нашей конституции, законодательству, прошлому и истории, я не остановлюсь. Именно это оппоненты настойчиво называли неформальным правлением», — сказал Иванишвили.