Министр культуры Грузии рассказала, когда поддержка оппозиции становится проблемой

ТБИЛИСИ, 23 марта – Новости-Грузия. Новый министр культуры Грузии Тея Цулукиани заявила, что не видит проблемы в том, чтобы творческие люди поддерживали оппозицию, если это не будет мешать работе их организаций.

Тея Цулукиани, которая восемь лет занимала пост министра юстиции, в октябре 2020 года стала депутатом парламента, а недавно была назначена министром культуры, 19 марта стала гостем ток-шоу на проправительственном телеканале «Pos TV», где рассказала о своих планах на новом поприще.

Интервью вызвало интерес у общественности, так как Цулукиани говорила, в том числе, о своем отношении к тем сотрудникам государственных учреждений, которые поддерживают оппозицию.

Вопрос задал ведущий телепрограммы Шалва Рамишвили, который заявил, что в сфере культуры немало людей, которые открыто поддерживают бывшую правящую партию «Единое национальное движение».

«Они не скрывают своих симпатий к этой партии [ЕНД] и открыто выступают против «Грузинской мечты». Такие люди также есть и в госструктурах. Они четко артикулируют эту позицию, не буду сейчас называть имена и фамилии. Я не согласен ни с одной из этих позиций, однако они годами работают в структурах, которые финансируются из бюджета. Каким будет ваш подход к ним?», — спросил журналист.

Тея Цулукиани начала отвечать на вопрос с рассказа о периоде своей деятельности в министерстве юстиции и подтвердила, что уволила из ведомства сотрудников, которые были «активистами оппозиции». «Они не были государственными служащими», — считает Цулукиани.

«Вы меня спросили – являются ли эти системы одним и тем же.  Конечно же, это не так. И в министерстве юстиции я уволила кадры, несколько таких увольнений даже приняли форму скандала, из-за того, что они были прямыми активистами оппозиции. Они не были государственныим служащими.

Я увольняла их только из-за того, что сотрудники государственной службы стали участвовать в саботаже. Это была небольшая группа в министерстве юстиции. Что касается большинства в системе министерства юстиции – вы видите, что там появились новые кадры, которых набрали по конкурсу.

Но те, кто там был, когда я пришла, и те, кто не занимался саботажем по политическим причинам против системы … Я сказала им перед тем, как уйти из министерства, что завершила свою миссию: если до того, как я стала министром, многих из них называли «кадрами Адеишвили» (Зураб Адеишвили – бывший глава Минста Грузии-НГ), то после моего ухода ни на одном из них уже не было этого ярлыка, и никого из них не называют «кадром Цулукиани». Они стали государственными служащими.

Но те, кто были заняты политикой, мы их, конечно же, уволили. Это была модель, по которой я работала восемь лет», пояснила Цулукиани.

Что касается сферы культуры, то по мнению Цулукиани, эта система отличается от министерства юстиции, поэтому в этом случае она «попытается понять», в чем причина отличных мнений.

«Если, например, в театре есть актер, который выражает свое мнение, конечно же, я тут попытаюсь понять это отличающееся мнение, откуда оно появилось. Если это «бесплатная критика», так я называю это, то есть если человек в это верит, тогда я попытаюсь понять, насколько это мешает функционированию организации изнутри», – заявила Цулукиани.

По ее словам, если выраженные позиции не мешают деятельности организации, то она не видит в этом проблемы.

«В таком случае я не вижу в этом проблемы, это отличается от аппарата министерства. Творческий человек потому и творческий, что у него должна быть свобода выражать свои мысли», сказала Цулукиани.