Народный защитник Грузии заявила о контроле «смотрящих» в тюрьмах  

ТБИЛИСИ, 20 января – Новости-Грузия. Так называемые «тюремные смотрящие» — заключенные с особыми правами, обеспечивают фиктивный контроль в пенитенциарных учреждениях Грузии, чтобы заставить остальных заключенных молчать о существующих проблемах. Об этом сегодня на брифинге заявила Народный защитник Нино Ломджария.

Она отметила, что с каждым годом уменьшается количество обращений в аппарат Народного защитник от заключенных пенитенциарных учреждений полуоткрытого типа (N14, N15 и N17). Омбудсмен уверена, что это связано с ростом роли «смотрящих» в местах отбывания наказания. Так в 2020 году, из 1 384 заявлений, поступивших к омбудсмену, только 57 были из этих учреждений.

Омбудсмен напомнила, что в 2020 году аппарат Народного защитника опубликовал подробный отчет о ситуации, сложившейся в пенитенциарных учреждениях полуоткрытого типа. Сразу после публикации, по ее словам, работа представителей омбудсмена в тюрьмаха не только осложнилась, но и стала опасной. В этом Нино Ломджария обвиняет министра юстиции Грузии и администрации пенитенциарных учреждений.

Определенная группа заключенных – «смотрящие», ведут себя агрессивно по отношению к сотрудникам аппарата Народного защитника, оскорбляют и угрожают им, не давая возможности общаться с другими заключенными, заявляет Ломджария.

«Подобные случаи имели место 31 октября 2020 года, а затем 14 января 2021 года в Ксанской тюрьме №15, где определенная группа заключенных не позволила сотрудникам Народного защитника наблюдать за процессом голосования, а затем помешала беседе с врачом учреждения. Это вызывает особую обеспокоенность на фоне того, что один из заключенных учреждения №15 умер несколько дней назад от осложнений, вызванных COVID-19, и члены семей нескольких сокамерников обратились к нам с просьбой посетить заключенных», — пояснила Ломджария.

Также омбудсмен расскаала, что 4 декабря 2020 года и 13 января 2021 года в Глданской тюрьме №8 один и тот же заключенный угрожал сотрудникам офиса Народного защитника и требовал прекратить посещение тюрьмы. Кроме того, он всегда оказывался в той части тюрьмы, куда приходили представители аппарата омбудсмена. Подобные случаи имели место и в Руставской тюрьме.

Ломджария обратилась к правительству Грузии с призывом «принять немедленные меры по изменению модели управления криминальной субкультурой в тюрьмах».

Она также призвала министра юстиции Грузии «немедленно поднять вопрос об ответственности» генерального директора пенитенциарной службы, а также директоров соответствующих тюрем.

Парламент Грузии Ломджария призвала изучить «незаконную модель управления полуоткрытыми тюрьмами», используя механизмы парламентского надзора, а прокуратуру — приступить к расследованию случаев воспрепятствования и угроз в адрес Народного защитника.

Ломджария сообщила, что предоставит информацию Подкомитету ООН по предупреждению пыток (SPT) и Европейскому комитету по предупреждению пыток (CPT), а также пригласила их посетить Грузию «с целью защиты прав заключенных».

Между тем Специальная пенитенциарная служба Грузии назвала обвинения омбудсмена «безосновательными».

«Пенитенциарными учреждения управляет государство, а не криминальные авторитеты. А те осужденные, которые хотят повлиять на других заключенных, переводятся из полуоткрытых пенитенциарных учреждений в закрытые, где они изолированы от других заключенных. Это регулируется Приказом Министра юстиции Грузии N395 от 8 мая 2019 года», — говорится в заявлении службы, распротраненном в ответ на брифинг Ломджария.

Согласно приведенной ведомством статистике, 60 осужденных, которые пытались повлиять на других заключенных, были переведены из полузакрытых пенитенциарных учреждений в закрытые.

«Разговоры о влиянии криминальных авторитетов в пенитенциарной системе сегодня — ложь, и распространение этой информации служит единственной цели — ввести общественность в заблуждение», отмечается в заявлении.

В службе отмечают, что сотрудники офиса Народного защитника «получают максимальную поддержку со стороны администрации». «Несмотря на пандемию, у сотрудников аппарата Народного защитника не было проблем с посещением и мониторингом тюрем», — отмечается в заявлении.

В службе по управлению тюрьмами также заявили, что у них нет рычагов влияния на личное отношение заключенных к сотрудникам аппарата омбудсмена. «Если заключенные в какой-либо тюрьме недовольны деятельностью аппарата Народного защитника, то это их отношение, и ни в коем случае не вина администрации тюрьмы», — заявила Специальная пенитенциарная служба.

Также в ведомстве не исключают, что и уменьшение количества обращений могло быть вызвано негативным отношением заключенных к сотрудникам аппарата Народного защитника.

Ситуация в тюрьмах уже не раз становилась предметов полемики между министерством юстиции и омбудсменом: Ломджария заявляла, что тюрьмами управляет криминальная субкультура, а администрации тюрем и Министерством юстиции Грузии этот категорически отрицали.