Саломе Зурабишвили раскритиковала «Грузинскую мечту» за выход из соглашения Шарля Мишеля

ТБИЛИСИ, 3 августа – Новости-Грузия.  После проведенных накануне встреч с представителями оппозиции и правящей  партии  президент Саломе Зурабишвили впервые прокомментировала аннулирование «Грузинской мечтой» соглашения 19 апреля, принятого для выхода из политического кризиса при содействии президента Евросовета Шарля Мишеля.

По словам президента, соглашение от 19 апреля было «безальтернативным», и оно уже сыграло важную роль, поэтому она не разделяет аргумент правящей команды о том, что соглашение «не уменьшило политическую поляризацию».

Саломе Зурабишвили также не принимает  аргумент «Грузинской мечты» о том, что соглашение наносило ущерб Грузии. Она напоминает правящей партии о необходимости держать слово и придерживаться курса  на сближение с Европой.

По теме: Никаких досрочных выборов – «Грузинская мечта» выходит из соглашения Шарля Мишеля

Этот комментарий контрастирует с доводами председателя «Грузинской мечты» Ираклия Кобахидзе, который утверждал, что соглашения, подобно документу от 19 апреля, являются отклонением от конституционной повестки дня и наносят ущерб стране.

«Вызов, который стоит перед нами, касается нашего европейского пути, и который я со дня приезда в эту страну приравнивала и приравниваю к единственно истинному пути Грузии.

В этом я не одинока. У нас общие предки: Илья Чавчавадзе и Нико Николадзе, Сулхан-Саба и Эквтиме Такаишвили. Не потому, что они плясали под дудку заграницы, не потому, что они не защищали свою идентичность или были меньше чем мы озабочены сохранением своей идентичности, а потому, что они понимали, что Европа как модель экономического или социального развития и в качестве союзника не имела альтернативы.

Попытки убедить нас в том, что Европа — это не солидарность, свобода и христианство, а путь к разврату, служат лишь для того, чтобы отстранить нас от единственной перспективы, и мы хорошо понимаем, в чьих это интересах.

Здесь, как и в борьбе с пандемией, истинный патриотизм требует, чтобы мы ставили интересы страны превыше всего. Патриотизм означает так защищать и заботиться о стране, как мы защищаем свое лицо и имя, чтобы никто не унизил нас.

Мы требуем от других стран уважения и нас обычно раздражают их указания, критика, или участившиеся замечания. Для того, чтобы заслужить уважение, а я глубоко убеждена в том, что Грузия заслуживает этого благодаря пройденному пути, мы сами должны уважать себя и свои слова.

Это значит выполнять взятые обещания, что является условием получения и сохранения доверия. Это также значит то, что мы не должны подрывать основы страны и для достижения узкопартийных целей не должны проводить активную дискредитационную кампанию.

Постыдно, когда твои граждане проявляют активность для того, чтобы опозорить лицо страны или требовать наказания страны в той или иной форме.

Независимость не может и не должна означать изоляционизм в любой форме, так как оставаясь одни, мы будем ослаблены, обессилены и, естественно, станем мишенью для тех, кто всегда стремился расшириться и покорить тебя.

Текущие реалии в нашем регионе и в мире должны быть хорошо понятны каждому, особенно в небольшой стране с оккупированными территориями, подобной нашей.

Это хорошо понимали наши предки, и именно так они довели эту страну до наших дней — постоянно ища настоящих союзников, чтобы предотвратить величайшую опасность того времени. Это называлось дипломатией, и мы владели этим искусством на высшем уровне.

И сегодня выбранные нами партнеры и тесное сотрудничество с ними — наша лучшая точка опоры, основа нашего развития и наш альтернативный путь деоккупации.

Поэтому я считаю и даже сказала представителям правящей партии, что процесс разработки документа был очень позитивным, потому что участие президента Европейского Совета и сегодня одной из главных политических фигур Евросоюза в процессах в Грузии и на Кавказе очень велико и очень важно для нас.  Это реальный мост между нами и Европой. Мы должны это понимать, ценить, использовать и заботиться об этом.

Я лично беру на себя определенную ответственность и даже горжусь тем, что способствовал вовлечению ЕС, когда политический кризис в стране зашел в тупик.

Однако я не могу нести ответственность за определенные элементы документа, которые были согласованы между сторонами, а также за его аннулирование.

Хотя мне непонятно, когда сегодня, постфактум, делают открытие о том, что мы уступили что-то, что было неприемлемым и могло нанести вред стране.

По своему опыту я знаю, что «красные линии» обсуждают перед подписанием.

Я считала и продолжаю считать, что процесс, лежащий в основе этого документа, цели, которые он преследует, и принципы, на которых он основан, не исчерпаны и представляют собой путь, который обязательно должна пройти эта страна и который я поддерживаю.

Вчера я выслушал всех и хотела бы подчеркнуть ответственное отношение партий, которые вошли в парламент на основании этого соглашения, работали и работают сегодня, создавая модель или начало модели того, каким должен быть деполяризованный политический спектр Грузии.

Я хочу поблагодарить каждого из них за это. Я также разделяю их мнение о том, что документ выполнил свою первоначальную миссию — положить конец политическому кризису, укрепить стабильность, сформировать многопартийный парламент и перенести процесс с улицы в парламент, чтобы принять новый документ — избирательный кодекс. Я очень надеюсь, что соглашение о снижении проходного барьера на выборах также будет выполнено, что является предпосылкой для появления новых партий.

Результатом этого документа является то, что определенные оппозиционные силы не смогли вывести политический процесс на улицы, потеряли свой дестабилизирующий ресурс и пострадали от своего рода маргинализации из-за того, что не подписали его.

Таким образом, я не согласна с оценкой правящей партии о том, что поляризация не уменьшилась, что открывает возможность аннулирования документа. Документ уменьшает эту поляризацию, ослабляет ее, и я уверена, что этот процесс будет продолжаться, несмотря ни на что», — сказала Саломе Зурабишвили.