Цулукиани недовольна тем, что 32 из 129 организаций-наблюдателей связаны с оппозицией

2020-10-27T16:03:05+04:0027 Окт, 2020, 15:56|Главное, Новости, Политика|

ТБИЛИСИ, 27 октября – Новости-Грузия. Одна из лидеров правящей партии «Грузинская мечта» Тея Цулукиани, оставившая должность министра юстиции ради участия в выборах парламента, заявляет, что четверть из 129 организаций-наблюдателей связаны с оппозиционными партиями — непосредственно, либо косвенно.

По словам Цулукиани, из 129 организаций-наблюдателей с оппозицией так или иначе связаны 32. При этом больше всего наблюдательских организаций связаны с партией «Национальное движение», таких организаций, по ее словам, двадцать.

Цулукиани считает, что рейтинг правящей партии перед выборами составляет 60%, и оппозиция «знает о том, что проигрывает выборы». По ее мнению, оппозиция надеется опротестовать итоги выборов по определенной схеме, в которую входят и организации-наблюдатели.

«Согласно этой схеме, оппозиционный спектр и некоторые из их наиболее радикальных представителей будут пытаться создать ложную информацию в день выборов и на следующий день, якобы произошли нарушения на выборах и различные институты не смогли провести прозрачные выборы и, основываясь на этой ложной информации, осуществить определенные действия», сказала Цулукиани.

При этом экс-министр юстиции отметила, что увеличение числа организаций-наблюдателей на выборах связано с либеральной политикой правящей партии.

«Несколько дней назад БДИПЧ ОБСЕ опубликовало промежуточный отчет, в котором прямо говорится, цитирую, что «значительная часть организаций-наблюдателей в Грузии связана с политическими партиями».

Приветствуется, что количество наблюдателей как минимум удвоилось. Если мы посмотрим на президентские выборы, то вы помните, что количество организаций-наблюдателей было в пределах 60, а точнее 62. В этом году количество зарегистрированных организаций-наблюдателей – 129.

Если возникает вопрос, почему зарегистрировано так много организаций, ответ прост — при правительстве «Грузинской мечты» мы ввели одну из самых либеральных избирательных систем в мире. Я хочу рассказать вам конкретно о том, как некоторые люди используют эту либеральную и демократическую избирательную систему.

Согласно нашему анализу, четверть из 129 организаций-наблюдателей, 32 из них, либо непосредственно связаны с оппозиционными партиями, либо связаны с ними тем или иным образом.

Большинство из так называемых организаций-наблюдателей у партии «Национальное движение», таких организаций 20, у одного из подразделений «Национального движения» — «Европейской Грузии», так называемых наблюдателей – восемь организаций, у еще одного подразделения «Национального движения», это «Стратегия Агмашенебели» — 2 организации.  Еще 2 организации наблюдателей связаны с партией «Альянс патриотов», — заявила Цулукиани.

Между тем политолог «Georgian Strategic Analysis Center» Гела Васадзе назвал это заявление Цулукиани «сеансом черной магии с разоблачением».

Комментируя брифинг Цулукиани на своей странице в фейсбуке, Васадзе отмечает, что ему непонятно, почему законную регистрацию наблюдателей на выборах Цулукиани считает радикализмом и провокацией.

«Цулукиани разоблачила оппозицию от «Нацдвижения» до «Альянса патриотов», включая «Европейскую Грузию» и «Стратегию» Вашадзе. Все так, против фактов не попрешь, но есть нюанс:

— во-первых ничего нового в том, что сказала министр нет. Политические партии всегда создавали неправительственные организации, для того, чтобы иметь возможность наблюдать за выборами. Кроме того, иногда бывает, что в политику приходят люди из неправительственного сектора. И такое бывает часто. Почему эти организации не использовать в качестве наблюдателей? Ведь понятно — чем больше наблюдателей, тем лучше. И в чем тут проблема? Кстати «Грузинская мечта» точно также регистрировала своих наблюдателей в 2012 году;

— во-вторых, почему законную регистрацию наблюдателей на выборах министр юстиции считает радикализмом и провокацией? Решительно непонятно;

— министр сказала, что одна четвертая часть наблюдателей от неправительственных организаций принадлежит оппозиции, значит ли это, что две трети принадлежит власти?», пишет Гела Васадзе.