|  | 

Аналитика

08.08.08 и Украина

Тенгиз Аблотиавойна в Украине

Вот и пришла очередная годовщина августовской войны… Впрочем, «очередная» она лишь формально. На самом деле – она особая. И ее особенность в том, что прошедший год наглядно все расставил по своим местам.

Если кто-то и сомневался в том, откуда росли ноги у этой войны – то сейчас по идее сомневаться не должен. Ну, если конечно речь не идет о заинтересованных сторонах (русский мир, абхазы, осетины, их сторонники, и т.д.), или членах правительства Грузии, у которых единственный критерий оценки тех или иных событий – через призму их удивительно непреходящей, выдержавшей суровое испытание временем, ненависти к прошлой власти.

Никогда еще схема гибридной войны не была показана всему миру так четко и ясно, что разговоры о «спящем Цхинвале» выглядят как насмешка.

Конечно, можно много говорить о том, что ничего нового не происходит, что всегда так было. Можно вспомнить финскую войну, Афганистан, наконец  Абхазию и ЮО начала 90-х. Все вроде должно быть ясно и понятно. Но на самом деле все не так-то просто.

Давние события типа Финляндии или Афганистана – это уже история, и никто не хочет исходя из них делать вывод о событиях нынешнего времени.  К тому же и Россия, как ни крути, при всей ее агрессивности, уже не та, что при Сталине в 1940-м, или хотя бы при Брежневе в 79-м. Да, рефлексы те же, но возможностей – сильно поубавилось.

Наши конфликты начала 90-х тоже мало кому о чем говорят. В первую очередь потому, что по крайней мере абхазский конфликт существовал реально, и было бы неправильно сводить его исключительно к козням Москвы. Да, Кремль там отлично поработал, создал нужное настроение, но абсурдно было бы утверждать, что абхазы там вообще ни при чем, и они лишь выполняют волю российского генералитета.

Второе  — и главное. Абхазская, и тем более куда менее масштабная осетинская, войны, прошли практически незамеченными для международного сообщества. Конфликты на постсоветском пространстве в начале 90-х годов были для всего мира примерно тем же, чем сегодня война где-нибудь на Марсе, если там найдут-таки разумную жизнь.

На отколовшихся грузинских территориях все прошло шито крыто. А еще в то время не было интернета, не было социальных сетей, не было мобильных телефонов с фотоаппаратами, которыми совершенно случайно можно снять компрометирующие кадры.

Мир тогда был совсем другой – более закрытый, изолированный, а значит и действовать в рамках того времени отцам-основателям гибридных войн было намного легче. Да чего там иностранцы. Даже мы, жители Грузии, в том числе и те, кто имеет прямое отношение к Абхазии, имели лишь отдаленное, общее представление о том, каков на самом деле масштаб вмешательства России в ту войну. Мы видели лишь верхнюю часть айсберга – боевиков с Северного Кавказа, казаков, приднестровцев, и прочих… Мы не могли точно, на уровне фактов, даже представить себе, насколько это все управляемо из Кремля. Мы не могли этого знать, а международное сообщество, вероятно не могло, и не хотело. Очарование от перестройки и стремительно капитализирующейся Москвы было все еще сильным, а Грузия с ее непонятными территориальными вопросами – слишком далеко…

Август 2008 года уже был другим, да и вмешательство России уже было нескрываемым, но подход «не надо провоцировать, лучше договориться», сыграл злую шутку. Наложившись на очередное нежелание Запада ссориться с путиными, мнение о том, что с ним можно договориться, если вести себя прилично, породило обезьяний документ под названием доклад Тальявини. Смысл его прост – сделать так, чтоб обе стороны были одинаково виноваты.

Так бы все и продолжалось, если б не Украина. Если б не аннексия Крыма, для которой был придуман совершенно комичный повод —  вторжение демонического Правого сектора…. Повод был настолько смехотворный, что не поверили даже западники, те самые, которые с удовольствием взяли на вооружение тезис о «спящем Цхинвали».

Аннексия Крыма разнесла в пух и прах всю систему, на которой строился доклад Тальявини. Мнение о том, что если Путина не провоцировать, то он ничего не сделает, оказалось детской наивностью – в Крыму не происходило ничего особенного, тем не менее, случилось то, что случилось…

Отличие аннексии Крыма от оккупации Цхинвали было именно в этом – в Цхинвали по крайней мере был застарелый конфликт, шла какая-то стрельба, и в случае необходимости это можно было использовать. В Крыму не было ничего такого. Крым просто внаглую отобрали. Даже не утруждаясь склеить при этом приличную рожу.

Крым показал – территории отбирают не потому, что кто-то недостаточно широко улыбается, а потому, что могут себе позволить. А как при этом выглядит жертва – бунтует и шумит, как прошлая власть, или складирует запасы вазелина, как сегодняшняя – не так уж и важно.

Не менее значительные выводы позволяет сделать и война на Востоке Украины. Во-первых мы воочию увидели все что происходило у нас, в начале 90-х. Просто поменяйте названия, и никто не заметит разницы. Военторг, доброльцы, замаскированные под добровольцев действующие военные, психованные адепты русского мира, больные православы, ряженные казаки – вся эта шобла, действовавшая в Абхазии тихо и малозаметно, тут работала открыто.

Спасибо интернету, социальным сетям, и телефонам с видеокамерами…

Мы все воочию увидели, каким был реальный масштаб вмешательства России в наши конфликты. Увидели так реально, что никто даже представить себе не мог. Донбасс также показал: непротивление злу насилием – не работает. Вы можете ждать, пока агрессор откусив кусок территории успокоится и остановится. Может думать себе  — ну ладно, вот пускай возьмут Крым, ну черт с ним с Донецком и Луганском… Пусть возьмут. Может успокоятся».

Мысль эта не только украинская, или международная, но и грузинская.  И у нас с вами немало людей, начисто лишенных элементарного чувства собственного достоинства, и считающих, что лучше уступить…. Это называется «не провоцировать медведя»..

Так вот, Донбасс на все 100% доказал  — медведь не нуждается ни в каких провокациях. Ему плевать на то, как вы там себя ведете. Плевать на то, что там скажет ОБСЕ. Плевать на то, что вы хотите по-прежнему продавать у них вино и лавровый лист. Ничего это не работает. Агрессор устроен иначе – он берет столько, сколько осилит без лишней крови.

«Пусть берет Крым, и катится к черту» — красиво, но не работает. Возьмет Крым, но никуда не уйдет. Будет идти дальше пока либо не встретит сопротивления, либо не возьмет всю страну. И еще, обратите внимание, где сейчас проходит граница между Украиной и ЛДНР : плюс-минус, но в целом именно по той линии, где украинцы наконец впервые выстрелили, и где стало ясно – дальнейшее продвижение чревато большими жертвами.

Именно поэтому нынешний август такой особенный. Мы воочию увидели, что было в августе 2008 года, если б все пошло по сценарию «не провоцировать медведя». Что было бы если грузинская сторона сидела сложа руки и посылала гневные призывы в ООН. Фактически было бы то же самое. То, что потеряно  — было бы потеряно и в случае отсутствия сопротивления.

Но была бы одна разница. Самая малость. Моральный фактор. Сопротивление всегда имеет смысл. Лучше попробовать и проиграть, чем всю жизнь бояться, и в конечном итоге – все равно проиграть…

Для кого-то это – не фактор. Главное вино и яблоки… Может так и есть. Только вот почему-то сегодня карта мира наглядно демонстрирует – вперед идут и развиваются только те страны, которые готовы отстаивать свои интересы и защищаться.

Пусть оборона ненадежна, а поражение неизбежно. Мы ведь не просто живем, мы пишем историю. А она уже десять тысяч лет говорит нам одно и то же. Сопротивление никогда не бывает бесполезным… Чем бы оно ни закончилось.

Мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией сайта «Новости-Грузия»

Комментарии

Яндекс.Метрика