|  |  |  |  | 

Главное Интервью Новости Политика

С Россией нужно говорить открыто на болезненные темы — Бурджанадзе

фото - партия "Демократическое движение"

фото — партия «Демократическое движение»

ТБИЛИСИ, 2 февраля – Новости-Грузия. Правительство Грузии не должно боятся ярлыков и говорить с Россией открыто на болезненные темы, сказала экс-спикер парламента, ныне лидер оппозиционной партии «Демократическое движение» Нино Бурджанадзе в интервью «Новости-Грузия».

Бурджанадзе оценила работу правительства за 2015 года, коснулась вопросов Абхазии и Цхинвальского региона (т.н. Южной Осетии), а также парламентских выборов, которые пройдут в Грузии осенью 2016 года.

— Чем отличилось правительство Грузии в 2015 году?

— Я достаточно негативно отношусь к действиям правительств, так как считаю, что правительство неэффективно и, к сожалению, ни одна из тех важнейших проблем, которые стоят перед Грузией, не были решены — экономическая ситуация ухудшается, количество людей, которые живут за граню бедности увеличивается, лари опять-таки серьезно теряет вес, инвестиции и экспорт уменьшается, а для страны это очень важно.

Нет даже сдвига в урегулировании абхазской и югоосетинской проблемы, не говоря уже о прорыве. Так что, я считаю, что правительство не является эффективным органом власти. Это можно увидеть просто выйдя на улицу. Это можно увидеть и на местном уровне, на уровне городской власти, и на уровне центральной власти. Есть много нерешенных проблем.

— Недавно Владимир Путин, комментируя вопрос о территориальной целостности Грузии, заявил, что Россия приемлет любое решение грузинского, югоосетинского и абхазского народов. Можно ли ожидать каких-либо сдвигов в этом направлении в будущем?

— После заявления президента России практически не было никакой реакции со стороны правительства на эту тему. Это же катастрофа, когда правительство не дает оценку важнейшему заявлению. По-моему, они даже не поняли, что сказал Путин. Во всяком случае, у меня такое впечатление, что они просто не поняли или же правительству все ровно, что происходит в Абхазии и Южной Осетии, и они смирились с потерей Абхазии и Южной Осетии. По-другому это молчание и игнорирование этого важнейшего заявления никак нельзя объяснить.

Я и раньше слышала подобное, и поняла, что это является серьезным дипломатическим шагом со стороны российского президента. Но и сейчас был сделан очень четкий акцент. Было сказано, что если грузины и абхазы, грузины и осетины договорятся, то Россия не будет мешать этому процессу. То есть, мне кажется, что нужно было очень четко и позитивно реагировать на это заявление. Но, видимо, придется ждать следующей власти, которая поймет, о чем говорит Путин и будет действовать во благо Грузии.

— Что касается заявления Путина по поводу виз, премьер-министр Грузии оценил его, как позитивный шаг. Как это отразится на дальнейших отношениях, учитывая то, что дипломатических отношений между Грузией и Россией нет?

— Вы знаете, это уже зависит от грузинского руководства. Сейчас мяч на стороне Грузии, так как заявления со стороны России уже сделаны. Сейчас Грузия должна очень активно и эффективно начать переговорный процесс. Но для этого нужны две вещи: первое — нужно перестать бояться того, что на тебя наклеят пророссийский ярлык, а второе – не надо постоянно оглядываться в направлении западных посольств. Нужно в срочно порядке делать все возможное, для того чтобы состоялись важные встречи на высоком уровне, чтобы был прорыв в российско-грузинских отношениях. Без этих встреч прорыва не будет.

Да, визы — это очень важно. Да, открытие российского рынка очень важно. Но, есть принципиальные вопросы, которые, если не будут решены, то не будет стабильности. У нас и раньше был безвизовый режим. Если не будут урегулированы важнейшие политические противоречия, то никто не знает, сколько будет продолжаться этот безвизовый режим, и во что выльются в дальнейшем российско-грузинские отношений. Поэтому нужно говорить, нужно говорить открыто, нужно говорить на самые болезненные темы и искать пути выхода их положения.

— После визита в Россию, вы не раз говорили о том, что у вас есть послания от российского руководства и высказывали недовольство в связи с тем, что власти не хотят вас слушать. Как вы думаете, с чем это связано?

— Это связано с тем, что во власти такое настроение: если они встретятся с Бурджанадзе, то их будут называть пророссийской силой. Это раз. А во-вторых, я увидела, что для власти самое главное — сделать так, как выгодно им, а не стране. Поэтому им не нужны урегулированные Бурджанадзе вопросы, или даже вопросы, которые были урегулированы с каким-то участием Бурджанадзе. Они считают, что лучше уж пусть эти проблемы будут, и они когда-нибудь смогут их урегулировать.

— В этом году в стране должны пройти парламентские выборы. Промежуточные выборы в октябре 2015 года, которым вы объявили бойкот, показали очень интересный результат: кандидат от правящей коалиции смог победить с минимальным разрывом. Какими на ваш взгляд будут предстоящие выборы и как вы к ним готовитесь?

— Мы объявили бойкот промежуточным выборам, потому что нашей целью было оставить «Грузинскую мечту» (правящая коалиция – прим.ред.) одну на этих выборах, чтобы было больше давления на них, так как они не хотят менять Избирательный кодекс, избирательную среду, потому что они прекрасно видят и знают, что у них есть серьезная проблема. Они начали терять доверие населения, и им нужны механизмы для того, чтобы манипулировать выборами. Но, тем не менее, каким бы не была избирательная среда, мы будем очень активно принимать участие в этих выборах и надеемся на прорыв и надеемся, что мы сможем прийти к власти.

Я абсолютно уверена, что я и моя команда сможем сделать то, что нужно вашей стране — и в российско-грузинских отношениях, и в других направлениях, и в диалоге с Абхазией и Южной Осетией. Поэтому мы будет бороться за победу, бороться серьезно. Хотя, конечно, будет очень сложно, так как у «Грузинской мечты» есть и административные ресурсы, и собственные телевидения, и огромный финансовый ресурс — как государственный, так и личный ресурс Бидзины Иванишвили (основатель коалиции, экс- премьер Грузии – прим. ред.). Будет очень сложно со всем этим бороться, но мы будет опираться на тех людей, которые верят в нас, верят в ту дорогу, которую мы выбрали, и, конечно, мы будем серьезно бороться за каждое место, за каждый голос, за каждый процент.

— Как вы считаете, какова будет роль Иванишвили во время парламентских выборов? Можно ли ожидать его возвращения в политику?

— Откуда возвращаться? Он же никуда не уходил из политики. То, что он сделал заявление, что он уходит, это, конечно, было ширмой, больше ничем. Мы прекрасно знаем, что он никуда не уходил, и за каждым решением правительства стоит лично Иванишвили. Что касается того, насколько он будет активным, конечно, он будет таковым. Он понимает, что его команда теряет власть, а для него важно сохранить эту власть во что бы то ни стало. Но я абсолютно уверена, что они не смогут получить то большинство в парламенте, на которое они надеются. И парламент будет достаточно разношерстным и достаточно сложным, что будет еще одним серьезным вызовом для Грузии.

— Каковы шансы бывшей правящей партии «Единое национальное движение» на выборах?

— Вы знаете, сложно сказать. Хотя Иванишвили и его команда со своей коабитацией сделали все для того, чтобы оживить «Единое национальное движение». У «Единого национального движения» есть свои 12, может быть и 14 процентов, которые их поддерживают. Это факт. Но проблема в том, что они умеют работать, и они приведут каждого человека до последнего из этих 12 процентов, которые их поддерживают. А остальное население, к сожалению, является менее активным, то есть, заявление о том, что население разочаровано, в населении нигилизм — это действительно так. Но это на руку «Национальному движению» и тем силам, которые хотят сохранить статус-кво.

Сейчас «Национальное движение» будет бороться за то, чтобы во что бы то ни стало сохранить второе место, что будет очень плохо для Грузии. Но я уверена, что они не смогут добиться того результата, который они хотят. Если, конечно, «Грузинская мечта» не сделает то же самое, что было сделано во время президентских и местных выборов, когда они договаривались с «Национальным движением» о местах. Тогда это фактически был сговор, так как «Грузинской мечте» выгодно иметь «Национальное движение» в качестве оппозиции. Они держат «Национальное движение» как пугало, для того, чтобы пугать население: если не отдать голос за «Грузинскую мечту», придет «Национальное движение». Но я уверена, что на этот раз у «Грузинской мечты» это не получится и любая попытка с их стороны будет иметь очень тяжелое последствия для «Грузинской мечты».

Комментарии

Яндекс.Метрика