Опрос: Грузии нет ни в списках «врагов» России, ни в списках «друзей»

2016-06-03T16:39:59+00:00 03 Июн, 2016, 16:39|Главное, Новости, Политика|
опрос Левада-центра. Фото Радио Свобода

Опрос «Левада-центра» в 2016 году. Фото Радио Свобода

ТБИЛИСИ, 3 июняНовостиГрузия. Грузии нет ни в списках «врагов» России, ни в списках «друзей». Об этом свидетельствуют результаты последнего опроса «Левада-центра», посвященного отношению россиян к другим странам.

Еще в 2012 году Грузия лидировала в пятерке стран, которые, по мнению россиян, наиболее недружественно настроены по отношении к России. Тогда опрос выглядел так: Грузия — 41%, США  — 35%, Латвия — 26%, Литва  — 25% и Эстония — 23%.

В 2005 году 38% считало, что Грузия является врагом России,  и 23% — что врагом является США.

В 2016 году главными врагами России жители страны считают США, Украину и Турцию.

Наиболее враждебно к России настроены США, считают 72% россиян. Второе место с самым высоким показателем за всю историю наблюдений занимает Украина – 48% (еще в 2015 г. так считали 37%). Третьей недружественной страной является Турция: если в 2015 г. так думал 1% опрошенных, то в этом году – 29%.

Главными друзьями россияне считают Белоруссию (50%), Казахстан (39%) и Китай (34%). При этом год назад Китай назвали другом 43% россиян. Зато в этом году 10% опрошенных считают дружественной страной Сирию, в 2015 г. так полагали только 2%. Большинство россиян по-прежнему плохо относятся к США (70%) и Евросоюзу (62%). Только 24% опрошенных высказываются за членство России в ЕС, в августе 2009 г. за это выступали 53%.

«Отношение к странам определяется тем, что показывает телевидение, поскольку большинство россиян никогда не выезжали за границу», – цитирует издание «Ведомости» слова политолога Дмитрия Орешкина. Ответы на вопросы про рост цен или безработицу – это один уровень ответов, у людей есть в этом опыт, а ответы на вопросы про отношение к США складываются из того, что говорят по телевизору, считает политолог: «Чтобы суждения изменились, нужно либо увидеть, как все устроено на самом деле, что почти невозможно, либо чтобы изменилась точка зрения, которую транслирует телевидение», — считает политолог.