Американский политолог вновь предлагает Грузии компромисный путь вступления в НАТО 

2019-10-22T19:07:26+04:0022 Окт, 2019, 18:35|Главное, Новости, Политика, Пресс-дайджест|

ТБИЛИСИ, 22 октября Новости-Грузия. Американский политолог Люк Коффи (Luke Coffey), автор исследовательского центра Heritage Foundation, вновь предлагает рассмотреть компромиссную возможность вступления Грузии в НАТО – без задействования пятого пункта устава НАТО на территории Абхазии и Цхинвальского региона.

В сентябре с аналогичным предложением выступил бывший генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен. Выступая в Тбилиси на международной конференции, организованной Центром исследований экономической политики и институтом Маккейна, Расмуссен заявил о том, что Грузии и НАТО пора рассмотреть такой механизм вступления страны в Альянс, согласно которому, пятая статья устава НАТО будет охватывать только контролируемую правительством Грузии территорию.

В опубликованном сегодня интервью грузинской редакции «Голоса Америки» Люк Коффи еще раз объяснил, почему это предложение не является посягательством на территориальную целостность Грузии, а также привел в пример США и Великобританию, на часть территории которых пятый пункт также не распространяется. Коффи считает, что именно в случае такого компромисса процесс принятия Грузии в НАТО будет доведен до конца и призывает власти Грузии начать работу по этому направлению и с населением Грузии, и с западными партнерами, особенно с США.

Перевод опубликованного сегодня интервью Люка Коффи журналистке Ие Меурмишвили.

Сначала разъясним, что такое пятый пункт НАТО. Мы все говорим о нем, все что-то о нем слышали. Что это такое?

— Пятый пункт Североатлантического договора, или «Вашингтонского договора», это один из пунктов, который гласит, что нападение на одного члена НАТО означает нападение на всех. Это гарантия безопасности членов НАТО, что само собой означает, что это фундамент Альянса.

Может ли НАТО существовать без пятого пункта? 

— Нет. Это то, что делает альянс Альянсом, иначе этот союз был бы обычным клубом.

Грузия уже довольно продолжительное время пытается стать членом НАТО, однако, стране надо преодолеть несколько вызовов. Что вы думаете, случай Грузии — трудный? 

— Да, это трудный случай, однако благодаря инновационным подходам и четким действиям руководства эти вызовы могут быть преодолены довольно просто. Для этого необходима политическая воля.

Перейдем к деталям – какие трудности следует преодолеть Грузии? 

— Самый большой вызов, который Грузия должна преодолеть, исходит из того, что Россия продолжает оккупировать 20% территории страны. Когда я говорю о Грузии с европейцами здесь, в американской администрации, или в Конгрессе, это всегда является одним из самых больших предметов для обеспокоенности. Они часто спрашивают: Как мы можем пригласить в Альянс страну, которая фактически состоит в войне с Россией? Они также спрашивают, будет ли это означать прямую войну Альянса с Россией из-за того, что Россия продолжает военную оккупацию Грузии.

Есть способы для того, чтобы преодолеть эти вызовы. Для этого нужны целенаправленное лидерство, креативность, искусная дипломатия. Я не думаю, что трансатлантические отношения готовы к этому сегодня, однако факт, что мы должны что-то сделать для того, чтобы довести Грузию до финишной черты.

Одна из идей, о которой в последнее время часто говорят, вы в прошлом году посвятили исследование. Вы рассуждали о том, что Грузия может стать членом НАТО так, что гарантия использования пятого пункта будет распространяться только на неоккупированные территории, а на Абхазию и Цхинвальский регион гарантии коллективной безопасности будут распространены после завершения оккупации. Вы могли бы больше рассказать об этом?

— В НАТО есть несколько стран, которые являются членами альянса со всей своей территорией, однако действие пятого пункта распространяется не на всю территорию. Среди таких стран — Соединенные Штаты, например, где пятый пункт не защищает штат Гавайи и остров Гуаам. В Великобритании пятый пункт не распространяется на Фолклендские острова.

Через 10 лет после саммита в Бухаресте я подумал, что пора найти новый путь для вступления Грузии в НАТО. Для этого нужны были новые идеи, изменение старых норм. Смысл этих новых идей состоит в том, чтобы пригласить Грузию в Альянс полностью, в международно признанных границах, в которые входит Абхазия и Цхинвальский регион. Однако гарантия безопасности пятого пункта будет распространяться только на ту территорию, которая не оккупирована Россией.

Этот принцип легко задействовать в Грузии из-за того, что страна уже заключила принцип неприменения силы на оккупированных территориях (соглашение, подписанное Грузией с Россией при содействии Николя Саркози от 2008 года-НГ). Поэтому я подумал, что раз Грузия уже решила, и дано обещание, что на оккупированных территориях не будет использована сила, тогда зачем пятый пункт в качестве гарантии безопасности этих территорий?

Если Грузия станет членом НАТО с соблюдением этого принципа, тогда со стороны Грузии будет не только соблюдено условие неприменения силы, но это повторит и прецедент некоторых членов альянса.

В НАТО есть несколько таких стран, вся территория которых входит в НАТО, однако 5-й пункт распространяется только на определенную часть территории. В том числе это Соединенные Штаты Америки: например, штат Гавайи и остров Гуаам не защищены пятой статьей. В Великобритании под пятый пункт не подпадают Фолклендские острова.

Не означает ли это, что так называемый «прецедент Германии» не подходит Грузии? Мы неоднократно говорили о связи этого прецедента с Грузией. Если случаи Гавайев и Фолклендских островов больше соответствует Грузии, является ли «прецедент Германии» совершенно другой категорией? 

— Я часто слышу разговор о так называемом «германском варианте». Во время Холодной войны Германия была оккупирована Советским Союзом, когда НАТО пригласило Западную Германию в альянс. Восточная Германия стала членом НАТО только после объединения с Западной Германии. Эта аналогия мне не нравится из-за того, что ситуация Германии и Грузии различается. Если мы хотим найти прецеденты, то указанные мной случаи гораздо больше подходят Грузии, то есть случаи, когда страну принимают в НАТО со всей территорией, а гарантии пятого пункта не распространяются только на ее часть.

В этом случае есть ли смысл в ситуации с оккупацией? Насколько я понимаю, основанием для разговоров о прецеденте Германии является как раз то, что Восточная Германия была   оккупирована Советским союзом. Гавайи и Фолклендские острова не были оккупированы. 

— Да, однако оккупация Фолклендских островов однажды уже произошла – в 1982 году. Также надо учесть, что во времена Холодной войны в Восточной Германии международное признание отличалось от того, что сегодня есть в случае Абхазии и Цхинвальского региона. Думаю, фокус надо делать на том, что можно стать членом НАТО так, что не вся территория страны защищена пятым пунктом. Механизмы для этого существуют.

Задействование этого механизма происходит во время принятия страны в альянс. В этом конкретном случае должна произойти поправка шестого пункта. Этот пункт определяет условия, согласно которым, пятая статья должна распространяться на страну-член альянса. Там следует добавить одно или два предложения, в которых будет сказано, что Грузия будет защищена пятым пунктом, однако оккупированные Россией территории не удовлетворяют коллективным критериям обороны. Также будет отмечено, что это временная мера до тех пор, пока конфликт не будет решен мирным путем.

Шестой пункт был изменен дважды — один раз в 1950-х годах, когда к Альянсу присоединились Турция и Греция, а затем в 1960-х годах, когда Алжир стал независимой от Франции страной.

Насколько отличаются международные условия после Бухарестского саммита? Изменилось ли отношение в Альянсе, или оно такое же, как и в прошлом? Какой была обстановка тогда и какая она сейчас?

Тогда ситуация очень отличалась. Сегодня администрация США скептически расценивает [возможность принятия Грузии в НАТО] и почти во всей Европе смотрят на это с осторожностью.

Вместе с тем, в США на будущий год состоятся президентские выборы, что означает, что внимание Белого дома будет полностью сосредоточено на внутренних делах и никто не будет тратить много энергии на решение геополитических вопросов, о которых мы говорим.

Кроме того, сегодня в Европе есть несколько стран, у которых близкие отношения с Россией, например, Германия. Они это не признают, однако даже если одна страна в Альянсе будет против принять Грузию, то решение не будет принято.

Мы должны признать, что сегодня для этой инициативы неподходящее время, однако сегодня надо начать планировать и заложить фундамент, чтобы в будущем дойти до цели. Политическая ситуация в Америке и Европе рано или поздно изменится. А если осуществление этой темы возглавлят такие страны как США и Великобритания, дело будет обстоять значительно лучше.

Один важный элемент, которого не видно в этом сценарии, это правительство Грузии. Правительство Грузии должно взять на себя роль лидера, оно должно объяснить грузинскому народу, почему это предложение является положительным, почему оно не нарушает территориальную целостность Грузии. Пока они этого не сделают, не должно быть ожиданий того, что Вашингтон, Лондон или Париж подхватит этот вопрос.

Правительство Грузии проявляет осторожность в отношении этой темы по нескольким причинам. С одной стороны, из-за пропаганды и целенаправленной дезинформации в обществе преобладает растерянность и неразбериха. Политически сложно принять такое решение, которое возможно, годами не даст результата. Как может правительство справиться с этим?

— Я это понимаю. Я был включен в политику достаточно долго для того, чтобы понять, что политики не любят объяснять сложные темы избирателям.  Особенно во время сезона выборов.  Однако если правительство сделает это своим приоритетом, если к этим усилиям подключит и оппозиционные силы, которые поддерживают вступление Грузии в НАТО, то думаю, что дело выйдет.

Народ должен увидеть правителей, должен увидеть, что кто-то идет к прогрессу. Единственное, что мы должны помнить, это то, что пока у этой идеи не будет поддержки в Тбилиси и она не будет исходить от Тбилиси, на западе никто не будет руководствоваться этой идеей. Это и понятно.

Заявления о том, что согласно этому предложению Грузия якобы потеряет территориальную целостность абсолютно неправильные. НАТО никогда не должно просить Грузию отказаться от территорий.  НАТО этого и не требует. В Грузии меня очень привлекает культура, народ, традиции, история. Я очарован этой страной, которая существует более двух тысяч лет. Грузия продолжит свое существование еще две тысячи и больше лет – наверное, дольше, чем будет существовать НАТО. То есть, если бы вопрос стоял так: либо членство в НАТО, либо отказаться от территорий, я бы сказал, что не отказывайтесь от территорий.

Какую позицию во всем этом занимает Россия? Как должна Грузия суметь справиться с давлением с этой стороны? Что может быть контраргументом Грузии?

У России такая бизнес-модель: когда они хотят приостановить евроинтеграцию страны, они вторгаются военной силой и осуществляют оккупацию части страны. Они знают, что таким образом приостанавливается процесс интеграции страны. Это произошло в Молдове, Украине, Грузии… Это предложение отнимает у России право на фактическое вето…

Членство Грузии в НАТО в основном зависит от политической воли. Это подразумевает и политическую волю Грузии. Что необходимо сделать Грузия для того, чтобы НАТО не смогло расшириться без того, чтобы принять Грузию в альянс в первую очередь?

— Я понимаю, насколько грузины могут быть разочарованы. Они принесли большую жертву в Афганистане, Грузия готова вложить инвестиции в оборону, продолжить демократические процессы… В Грузии многие говорят: Что же нам надо еще сделать? На это я скажу, что ничего особенно большего – самое большое препятствие здесь — российская оккупация. С моей стороны говорить это легко, однако Грузия должна научиться выдержке. Страна должна продолжить демократические процессы и правительство Грузии должно поднять эту тему. Когда оба эти фактора соединятся, думаю, что мы сможем довести Грузию до финиша.