«Бросила пить лекарства»: история женщины, напавшей на ребенка в центре Тбилиси

2019-09-05T19:56:28+04:0005 Сен, 2019, 19:56|Главное, Новости, Общество, Пресс-дайджест|

ТБИЛИСИ, 5 сентября – Новости-Грузия.  Женщина, напавшая в Тбилиси на ребенка, была психически не здорова, несколько дней лежала в специальной клинике и принимала психотропные лекарства, пишет тбилисская газета «Квирис палитра».

28 августа ночью полиция задержала 50-летнюю жительницу Тбилиси Тамар Садзаглишвили по обвинению в нанесении телесных повреждений ребенку. За несколько часов до этого, вечером 27 августа, она напала с ножом на 4-летнего мальчика на улице Пекина в центре Тбилиси. Ребенок шел по улице с родителями и сестрой, когда Садзаглишвили подошла к нему, достала из сумки нож и полоснула им ребенка по лицу. Затем женщина пыталась сделать то же самое с девочкой, однако ее отогнали родители. Отец пытался задержаться женщину, но она стала угрожать ножом и ему. Садзаглишвили удалось скрыться в то время, как родители успокаивали плачущего ребенка. Мальчика отправили в больницу, где ему наложили пластические швы на порезы в области носа и щеки.

Инцидент с нападением на улице Пекина зафиксировали камеры наблюдения. Случай вызвал резонанс в обществе – сразу стала обсуждаться версия о том, что женщина психически не здорова. После ее задержания это подтвердил ее адвокат.

По данным издания «Квирис палитра», Садзаглишвили жила в Тбилиси вместе с матерью Мананой Чхиквадзе. В день, когда произошел инцидент, мать находилась в принадлежащей семье частной гостинице в приморском поселке Шекветили. Узнав о произошедшем, мать сразу же вернулась в Тбилиси.

Соседи Садзаглишвили крайне удивлены случившемся – они характеризуют Тамару положительно, однако отмечают, что время от времени замечали в ней психические отклонения. Соседи вспоминают, что она была сдержанной и вежливой, заботилась о животных, кормила их во дворе.

За день до нападения на ребенка женщину видели во дворе «грустную и усталую». Соседи предложили ей помощь, на что она ответила, что «помочь ей никто не сможет».

Мать Садзаглишвили сообщила, что два года назад она заметила в дочери агрессивность и возбуждение. Ее поместили в психиатрическую клинику на улице Кавтарадзе, но через несколько дней выписали. В отделении разрешили забрать ее и лечить на дому.

Сначала Садзаглишвили поставили диагноз «маниакально-депрессивный психоз», а затем установили шизофрению.

«Я вызвала на дом частного психиатра, который побеседовал с ней, убедился в ее диагнозе и назначил уколы галоперидола (антипсихотик – НГ) и еще какие-то таблетки – названия не помню. Несколько месяцев она принимала эти препараты. Они подействовали плохо – она расслабилась, не могла ходить, гемоглобин упал со 116 до 30. Врач поликлиники назначил лекарства для повышения гемоглобина, которые хорошо подействовали», — рассказала Чхиквадзе.

Мать решила обратиться за помощью к другому психиатру. Он снял старые препараты и назначил кетилепт (применяется для лечения хронической и острой шизофрении – НГ) и тритико (антидепрессант – НГ). Все препараты она принимала недолго, а потом забросила, рассказала мать Садзаглишвили.

По ее словам, состояние стабилизировалось, Тамара обыкновенно беседовала, занималась домашними делами, рисовала.

«Когда она бросила пить лекарства, тогда ей тоже было хорошо, но потом она сделала вот это… В тот день она одна была дома. Говорила со мной в 23:00 по телефону. Ничего не помнила, сказала, что хорошо себя чувствует. Рассказывала что-то: что купила, что принесла…Потом сказала мне идти спать, сама тоже ложилась. После этого в три часа ночи к ней пришли и забрали в полицию», — сказала Чхиквадзе.

Мать подчеркивает, что все расходы по лечению дочери она полностью покрывала сама и ничего не просила у государства, пользовалась услугами частного психиатра.

«Я не могу ничего просить у государства, но должны же были проверить, лечу я ее или нет», — говорит Чхиквадзе.

Садзаглишвили официально предъявлено обвинение. МВД возбудило уголовное дело по статье «умышленное нанесение тяжкого вреда здоровью несовершеннолетнему», что предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от семи до десяти лет.

Вместе с тем, представляющий интересы обвиняемой адвокат Алекси Габуния требует прекратить уголовное преследование его подзащитной, поскольку у женщины имеются психические проблемы и она не помнила ничего из случившегося вечером 27 августа.