Церцвадзе объяснил, почему в Грузии не выбрали подход Швеции для борьбы с эпидемией  

2020-04-22T04:50:21+04:0022 Апр, 2020, 10:00|Главное, Новости, Прямая речь|

ТБИЛИСИ, 22 апреля – Новости-Грузия. Директор Тбилисской инфекционной больницы профессор вирусологии Тенгиз Церцвадзе считает, что правительство и специалисты в Грузии стоят перед дилеммой: продолжать ужесточение мер и допустить рецессию экономики, либо допустить большое количество заболевших коронавирусом.

«В стране ожидается экономическая рецессия и надо взвесить – что нанесет более тяжелый ущерб: количество заболевших или экономическая рецессия. Трудно об этом говорить. Я бы хотел, чтобы еще 2-3 недели ограничительные меры не смягчались, так как мы сейчас «поймали» очень хороший момент. У нас и сейчас нет идеального выполнения всех ограничений, мы видим, что некоторые люди все еще собираются компаниями, но все-таки мы поймали момент, когда получилось помешать распространению заболевания. Я бы не желал, чтобы мы эти меры смягчали. Или же, если произойдет смягчение, паралельно должна повыситься гражданская ответственность населения.

Я считаю, это мое личное мнение, что нужно еще от 10 дней до двух недель строгих ограничений для закрепления полученного результата.

Я сказал, что пик у нас ожидается в конце апреля – в начале мая, потом в графике будет плато, потом, в конце мая, кривая пойдет вниз. У нас так уже было – сначала случаи инфицирования резко пошли вверх, а потом рост остановился.

Вообще пик эпидемии — это такая вещь, что категорично нельзя сказать, когда он будет. Кто-то скажет, что будет через две недели, а другой — что через три. Невозможно это просчитать точно», — сказал Церцвадзе.

По мнению профессора, случаи инфицирования коронавирусом в Грузии будут расти, но десятками, а не сотнями. Он также объяснил снижение количества инфицированных в последние дни невысоким показателем тестирования.   

«Да, мы перед дилеммой, пока мы не получили устойчивый результат, и это только временное приостановление. И это даже мы еще ничего не затормозили, случаи еще увеличатся, я уверен, что просто в эти дни было мало тестирований, население было не таким активным, сидели по домам. Количество инфицированных увеличится, но не на сотни, а на несколько десятков случаев, как мы и прогнозировали», — отметил специалист.

Профессор, который возглавляет координацию процесса лечения ковид-19 в медучреждениях страны, отметил, что хотя грузинские специалисты знакомятся с разными методами борьбы с эпидемией, все-таки предпочитают модель, предусматривающую введение строгих ограничительных мер.

«Много публикаций, где предлагают разные модели, все они требуют внимания. Однако предлагать легко, а когда ты сам отвечаешь, и сам создаешь модель, это гораздо сложнее», — подчеркивает Церцвадзе.

По его словам, в основном предлается две модели: одна – введение жестких ограничений, которые использует Америка и большинство европейских стран, к которым относится и Грузия. В первой модели жесткие ограничения направлены на то, чтобы свести до минимума количество больных и смертей.

Вторая, либеральная модель, предполагает, что жесткие ограничения не вводятся, экономика не останавливается, а правительство надеется на ответственность граждан, которые будут сами соблюдать, хотя бы частично, ограничительные меры.

«Страны с либеральной моделью идут на то, чтобы инфекция распространилась, они не считают, что это трагедия, зато страна выходит из экономической рецессии, какое-то количество, к сожалению, погибнет, зато другие приобретут иммунитет и страна станет имунной. А те страны, которые проводят жесткие меры, они да, приостановят эпидемию, но будут постоянно под страхом возобновления эпидемии», — пояснил аргументы Церцвадзе.

Однако, по его словам, «либеральная модель только кажется привлекательной».

«Смотрите, что происходит – вы допускаете, что пусть будет большое количество инфицированных, как это произошло в Швеции, в Великобритании, однако экономика будет открыта, страна будет открыта, не будет ограничений, хотя там все равно есть ограничения. Но этот путь не оправдался. В Англии он категорически себя не оправдал, смертность составила 13%, количество случаев очень большое. И сейчас они перешли на жесткие меры, с опозданием, когда Германия уже начала облегчать жесткие меры, потому что в определенной степени достигла результата таким образом. Также и Швеция — это самая показательная страна, страна с высокой культурой, с очень организованным населением, которое выполняет то, что им говорят власти, в этой стране уже тоже заговорили о том, чтобы перейти на чрезвычайные меры, потому что этот либеральный подход себя не оправдывает», — сказал Церцвадзе.

По его словам, идея о том, что пусть общество получит популяционный иммунитет или стадный иммунитет, также неприемлема.  

«Чтобы этот подход был эффективным, должны переболеть как минимум две трети населения страны. То есть в случае Британии приблизительно 50 миллионов, а в Грузии приблизительно 2,5-3 миллиона. В противном случае, если всего несколько тысяч получат иммунитет, это ничего не дает. Что это значит?  Да, правда, что в 80% случаях это заболевание протекает легко, но в 20% протекает тяжело, в 5% — протекает критично, и в европейских странах смертность составляет 10%. Представьте себе, что если бы в Англии действительно до конца довели бы эту правительственную инициативу, и 50 миллионов человек заболели бы, то показатель смертности вызвал бы гибель 5 миллионов человек. Стоит ли смерть 5 миллионов человек того, чтобы у остального населения был иммунитет? Естественно, это ошибочная мысль. То же самое происходит и в Швеции.

Поэтому я оправдываю политику правительства в этом вопросе. Я совсем не апологет правительства, однако в этом вопросе я их оправдываю, что мы должны применить жесткие меры, но на короткий период.  Чем жестче нас это будет беспокоить, тем быстрее эти меры будут отменены».

Церцвадзе также выразил мнение, что для завершения эпидемии необязательно, чтобы переболела большая часть населения – возможно, этот процесс сам по себе сойдет на нет. 

«Оппоненты говорят: допустим, жесткими мерами вы остановите эпидемию, но всегда будет опасность ее возобновления. Но это не так, и вот почему: все эпидемии характеризуются определенной цикличностью. После определенного времени они сами начинают сокращаться. И я надеюсь, что если мы приостновим эпидемию, пусть и жесткими мерами, мы перенесем период пика с наименьшими потерями, чтобы этот пик был как можно менее крутым и был похож на плато, и за это время сама эпидемия пройдет, и у нас не будет опасности, что она возобновится», — объяснил Церцвадзе.

Профессор подчеркнул, что государство может осуществлять полноценное лечение от 1200 до 1600 пациентов. Но если заболевших будет больше, лечение пациентов уже не будет таким полноценным.

«Пока не было такого случая, чтобы в Грузии пациент остался без адекватного лечения и ухода. Чтобы обеспечить такой же уровень, как у нас сейчас, есть четвертной запас. Допустим, сегодня у нас 400 пациентов. Мы можем принять в три, четыре раза больше – от 1200 до 1600 пациентов. Государство обеспечит обслуживание на том уровне, какое есть сейчас. В дальнейшем тоже не бросит, также обеспечит, для этого есть «план B» на 2 тысячи кроватей, есть и «план С» – на 10 тысяч кроватей, однако там уже не будет такого полноценного уровня медицинского обслуживания. Там мы можем использовать тот тип обслуживания, который сегодня есть во Франции, Германии, Италии, Великобритании, когда обслуживание частичное, с частичной помощью, когда пациенты в основном остаются дома», – сказал Церцвадзе.

Профессор также выразил благодарность журналистам за ежедневное освещение темы коронавируса.

«Масс-медиа работает очень хорошо. Я не устану выражать им огромное уважение. Если Грузия переживет эту ужасную эпидемию, то тут вместе с врачами и правительственной вертикалью будет и заслуга медии, можно сказать, что больше всего как раз заслуга медии», — сказал Церцвадзе.