«Дело о цианиде» дошло до Конституционного суда 

2018-08-15T19:14:25+00:00 15 Авг, 2018, 19:14|Главное, Новости, Общество|

ТБИЛИСИ, 15 августа – Новости-Грузия. Конституционной суд Грузии принял в производство иск протоиерея Георгия Мамаладзе, осужденного на 9 лет за подготовку убийства Шорены Тетруашвили — секретаря-референта патриарха.

Иск разработали и подали в Конституционный суд сам Мамаладзе и его адвокаты Георгий Панцулая и Мия Зоидзе. Истцы обратились в суд 16 октября 2017 года. Устные слушания по делу состоялись 20 и 21 февраля текущего года. Ответчиком выступает парламент Грузии.

Конституционной суд является последней судебной инстанцией в Грузии, после того как Верховный суд страны 1 августа отказался принимать к производству жалобу адвокатом Мамаладзе.

«Конституционный суд принял решение в связи тем, чтобы указанное дело принять в производство, что уже является шагом вперед. Это заставляет думать нас о том, что решение Конституционного суда в большей степени будет положительным. У стороны защиты будет возможность публично защитить права протоиерея», — сказал адвокат Мамаладзе Георгий Панцулая в интервью телекомпании «Рустави-2».

Следствие против священника и конституция

У Мамаладзе и его адвокатов три исковых требования к Конституционному суду.

Первое требование касается признания неконституционным части 1 статьи 104 Уголовно-процессуального кодекса Грузии (прокурор/следователь обязан обеспечить, чтобы информация о ходе расследования не стала публичной. С этой целью он уполномочен обязать участников уголовного процесса не разглашать существующие в деле сведения без его согласия и предупредить об уголовной ответственности).

Мамаладзе и юристы считают, что эта норма противоречит 14 статье (все люди от ро­жде­ния свободны и ра­вны пе­ред за­ко­ном не­за­ви­симо от расы, цвета кожи, языка, пола, ре­ли­гии, поли­тических и иных взглядов, на­ци­она­льной, этнической и соци­альной при­на­дле­ж­­но­сти, про­исхо­жде­ния, иму­ще­стве­нного и со­сло­вного по­ло­же­ния, места жи­­тельства) и пункту 1 статьи 17 (честь и достоинство человека неприкосновенны) конституции Грузии.

Кроме того, истцы считают, что часть 1 статьи 104 УПК противоречит и пунктам 1 и 4 статьи 24 (каждый чело­век вправе свободно получать и ра­спрост­ра­нять инфо­рма­цию, выска­зывать и ра­спро­стра­нять свои мне­ния в устной, пи­сьме­нной или иной фо­рме и осу­ще­ствле­ние прав, перечисле­нных в пу­нктах первом и втором да­нной ста­тьи, мо­жет ограничива­ться за­ко­ном усло­ви­ями, не­обхо­ди­мыми в де­мо­кратическом обще­стве для обеспечения го­су­да­рстве­нной или обще­стве­нной безо­па­сно­сти, те­рри­то­ри­альной це­ло­стно­сти, пре­до­твра­ще­ния пре­сту­пно­сти, за­щиты прав и до­сто­инства дру­гих лиц, пре­до­твра­ще­ния ра­спро­стра­не­ния ин­фо­рма­ции, при­зна­нной ко­нфи­де­нци­альной, или для обеспечения не­за­ви­си­мо­сти и беспри­стра­стно­сти пра­во­су­дия) конституции.

Часть 1 статьи 104 УПК Грузии, по мнению истцов, не соответствует также и пунктам 1 (каждый чело­век имеет право обра­ти­ться в суд за защи­той своих прав и свобод), 3 (право за­щиты га­ра­нти­руется) и первому предложению пункта 5 (никто не не­сет отве­тстве­нно­сти за де­яние, ко­то­рое в мо­мент его со­ве­рше­ния не счита­лось пра­во­на­ру­ше­нием) и пункту 6 (обви­няе­мый вправе по­требовать, чтобы его сви­де­тели были вызваны и до­про­шены в ра­вных со сви­де­те­лями обви­не­ния усло­виях) статьи 42 конституции Грузии.

Во втором исковом требовании Мамаладзе и его адвокаты указывают, что часть 2 статьи 104 УПК Грузии (исходя из интересов сторон и правосудия, суд уполномочен на любой стадии расследования и судебного рассмотрения по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение по защите от публичного распространения определенных данных рассматриваемого дела в отношении участников дела и/или лиц, находящихся в зале заседаний суда. Нарушение указанного требования вызовет уголовную ответственность в соответствие с порядком, установленным грузинским законодательством) не соответствует пункту 1 статьи 42 (каждый чело­век имеет право обра­ти­ться в суд за защи­той своих прав и свобод) конституции Грузии.

Пункту 1 статьи 42 конституции Грузии, по мнению истцов, не соответствует и часть 1 статьи 182 УПК (По ходатайству стороны или по собственной инициативе суд может принять решение о частичном или полном закрытии заседания), часть 1 статьи 77 (обвиняемый в течение 1 месяца пользуется правом на не более четыре коротких свидания. Указанное право может быть ограничено на основании постановления следователя или прокурора), а также часть 2 статьи 79 (во время нахождения в месте лишения свободы у обвиняемого есть право под контролем пенитенциарного учреждения за свой счет осуществлять переписку и за 1 месяц три раза иметь телефонный разговор, каждый — не более 15 минут. Это право может быть ограничено мотивированным решением следователя или прокурора) Кодекса о заключении Грузии.

В третьем исковом требовании Мамаладзе и его адвокаты указывают, что статья 374 (разглашение данных расследования) УК Грузии не соответствует пунктам 1 (каждый чело­век вправе свободно получать и ра­спрост­ра­нять инфо­рма­цию, выска­зывать и ра­спро­стра­нять свои мне­ния в устной, пи­сьме­нной или иной фо­рме) и 4 (осу­ще­ствле­ние прав, перечисле­нных в пу­нктах первом и втором да­нной ста­тьи, мо­жет ограничива­ться за­ко­ном усло­ви­ями, не­обхо­ди­мыми в де­мо­кратическом обще­стве для обеспечения го­су­да­рстве­нной или обще­стве­нной безо­па­сно­сти, те­рри­то­ри­альной це­ло­стно­сти, пре­до­твра­ще­ния пре­сту­пно­сти, за­щиты прав и до­сто­инства дру­гих лиц, пре­до­твра­ще­ния ра­спро­стра­не­ния ин­фо­рма­ции, при­зна­нной ко­нфи­де­нци­альной, или для обеспечения не­за­ви­си­мо­сти и беспри­стра­стно­сти пра­во­су­дия) статьи 24 конституции Грузии.

Истцы также уверены, что статья 374 УК Грузии не соответствует и пункту 5 (никто не не­сет отве­тстве­нно­сти за де­яние, ко­то­рое в мо­мент его со­ве­рше­ния не счита­лось пра­во­на­ру­ше­нием. Закон, не смягчающий или не отме­няющий отве­тстве­нно­сти, обра­тной силы не имеет) статьи 42 Конституции.

Почему адвокаты обратились в Конституционный суд

Одной из главных причин обращения адвокатов Мамаладзе в Конституционный суд стало то, что судебные слушания по делу Мамаладзе были закрыты – таково было требование прокуратуры. Адвокаты Мамаладзе были против такого решения, так как надеялись, что общественность получит больше информации по делу с заседаний суда.

Кроме того, Народный защитник Грузии Уча Нануашвили в своем отчете в ноябре 2017 года назвал суд над Мамаладзе несправедливым. Омбудсмен считал, что взяв с адвокатов священнослужителя расписку о неразглашении, был нарушен принцип равноправия сторон, учитывая то, что Главная прокуратура Грузии называла имена свидетелей и публиковала материалы дела.

Тогда прокуратура объяснила это тем, что к делу приобщена информация, полученная из мобильного телефона обвиняемого, которая содержит детали интимной жизни священника. По мнению прокуратуры, распространение этой информации могло нанести урон авторитету Грузинской православной церкви.

История «дела о цианиде»

Георгия Мамаладзе задержали 10 февраля 2017 года в Тбилисском аэропорту, откуда он должен был вылететь в Германию. Тогда в Берлине проходил лечение Илия Второй, его сопровождало ближайшее окружение, в том числе и секретарь Шорена Тетруашвили. По данным следствия, в багаже Мамаладзе обнаружили цианид натрия, а в квартире — кустарно изготовленное огнестрельное оружие и шесть патронов. В сентябре 2017 года Тбилисский городской суд приговорил его к 9 годам тюрьмы, а в феврале приговор оставил в силе апелляционный суд.

«Дело о цианиде» стало одним из самых громких в новейшей истории Грузии. Адвокаты бывшего протоиерея, а также часть общественности выразили недоверие следствию. Дело Мамаладзе вызвало противостояние и в Патриархии Грузии. Опального священника поддержал влиятельный митрополит Чкондидский, владыка Петр, назвав всю историю с его задержанием провокацией. В свою очередь митрополит Бодбийский, владыка Яков назвал во время проповеди Мамаладзе «разбойником». Священный Синод патриархии также обвинил Мамаладзе в распространении клеветы, указывая на данные в СМИ, согласно которым, священник якобы уличил служителей церкви в коррупции.

В сентябре 2017 года Тбилисский городской суд приговорил Мамаладзе к 9 годам тюрьмы, а в феврале 2018 года приговор оставил в силе апелляционный суд. После того, как рассматривать жалобу Мамаладзе отказался Верховный суд, глава суда Нино Гвенетадзе подала в отставку. Адвокаты Мамладзе 9 августа обратились к президенту Грузии с просьбой о помиловании.