EMC: Расследование покушения на Хангошвили в Тбилиси было формальным

2019-08-25T13:19:30+04:0024 Авг, 2019, 15:44|Главное, Новости, Проекты|

ТБИЛИСИ, 24 августа — Новости-Грузия. Неправительственная организация «Центр изучения и мониторинга прав человека» (EMC) призвала прокуратуру Грузии к сотрудничеству с немецкими правоохранителями для установления истины в деле убийства Зелимхана Хангошвили.

Уроженец Панкисского ущелья Грузии, участник российско-чеченской войны Зелимхан Хангошвили был убит 23 августа в берлинском районе Моабит. Неизвестный мужчина, ехавший на велосипеде, несколько раз выстрелил в Хангошвили, когда тот направлялся в мечеть.

«Зелимхан Хангошвили был одним из полевых командиров в 2001-2005 году. Интерес российских спецслужб в его отношении всегда был высоким, что подтверждают публичные и демонстративные убийства Зелимхана Хангошвили и других его соратников», — говорится в заявлении EMC.

В 2015 году в центре Тбилиси на Хангошвили было совершено покушение. Неизвестные стреляли в него, когда он находился за рулем своего автомобиля. Тогда раненому удалось доехать до ближайшей больницы. Хангошвили выжил. Опасаясь продолжения преследований, со своей семьей он перебрался сначала в Украину, а позже в Германию, где попросил политическое убежище.

В EMC считают, что немецкие правоохранители должны детально изучить этот эпизод при расследовании дела об убийстве Хангошвили.

«Мы надеемся, что Федеративная Республика Германия сможет провести полноценное расследование и выявить виновных лиц. В процессе расследования дела об убийстве необходимо учитывать эпизод нападения, совершенный в мае 2015 года в Тбилиси. Также мы рассчитываем, что прокуратура Грузии будет эффективно сотрудничать с правоохранительными органами Германии для установления истины и наказания виновных», — заявляют в EMC.

Одновременно «Центр мониторинга прав человека» отмечает, что за четыре года прокуратура Грузии так и не смогла установить виновных в покушении на Хангошвили.

Юристы организации, которые следили за ходом резонансного дела, указали на многочисленные недостатки и формальный характер следствия.

«Учитывая правовые недостатки и формальный характер следствия, никаких законных результатов до сих пор оно не принесло. Динамика следствия показала, что прокуратура не была действительно заинтересована в эффективном реагировании и установлении истины в деле, затягивала проведение важных следственных мероприятий и явно демонстрировала халатность», — отмечено в заявлении НПО.

По фактам выявленных нарушений EMC и частные адвокаты неоднократно обращались к Народному защитнику и генеральной инспекции прокуратуры Грузии.

В своих обращениях они отмечали, что Хангошвили и членам его семьи было отказано в специальных мерах защиты для обеспечения их безопасности в Грузии. Также представители НПО указывали, что следственные органы допустили уничтожение главных доказательств, поскольку своевременно не изъяли видеозаписи с места преступления. Кроме того, только через три года после начала следствия проведены были важные экспертизы.

В Грузии имя Хангошвили стало широко известно в августе 2012 года, когда он принимал участие в спецоперации в ущелье Лапанкури в качестве одного из переговорщиков.

По официальной версии МВД, это была спецоперация по ликвидации бандформирования, захватившего в заложники жителей села Лапанкури Телавского района. По завершении операции, МВД сообщило об освобождении заложников, уничтожении 12 боевиков и гибели трех сотрудников спецназа.

После прихода к власти коалиции «Грузинская мечта» главная прокуратура Грузии заново начала расследование деталей спецоперации, однако спустя несколько месяцев это дело было передано Департаменту контрразведки МВД Грузии и его детали засекретили.

Свое расследование также провел общественный совет Народного защитника Грузии, который в декабре 2014 года опубликовал отчет, на основании опроса членов семей погибших в ходе спецоперации, бывших сотрудников МВД, жителей села Лапанкури, в том числе тех, которые находился в плену, и тех, кто утверждал, что владел информацией о событиях.

В отчете было указано, что в ходе проведения спецоперации и расследования были допущены нарушения. В частности, не проводилась судебно-медицинская экспертиза, не были собраны улики с места происшествия. Также отчет поставил под сомнение официальную версию МВД Грузии, что бандформирование попало в Грузию с Северного Кавказа.