Foreign Policy: Грузия отворачивается от Запада

ТБИЛИСИ, 21 августа – Новости-Грузия. «Грузия отворачивается от Запада» — статью под таким названием публикует американский журнал американский журнал Foreign Policy. Авторы материала – бывший посол США в Грузии Ян Келли, а также научный сотрудник Международного университета штата Флорида, бывший помощник госсекретаря США по вопросам демократии и прав человека в администрации Джорджа Буша-младшего Дэвид Крамер.

Американские дипломаты считают, что партия «Грузинская мечта», которая остается у власти в Грузии уже девять лет, угрожает прогрессу, достигнутому страной на пути к демократии. Они обращаются к администрации президента США Джо Байдена, призывая ввести адресные санкции против руководства правящей команды.

Предлагаем редакторский перевод материала:

В этом месяце исполняется 13 лет со дня вторжения России в Грузию, страну с населением 3,7 миллиона человек, расположенную между Россией и Турцией. На протяжении десятилетий Грузия оставалась самой прозападной и проамериканской страной региона. Ее главным внешнеполитическим приоритетом оставалось вступление в Европейский Союз и НАТО, и она ответила практически на все призывы обеих организаций к участию в миротворческих и боевых миссиях.

Несколько десятков грузин пожертвовали собственными жизнями, служа бок о бок с американскими военными в Ираке и Афганистане. Помимо того, что она вносит свой вклад в обеспечение безопасности, Грузия стратегически важна, поскольку имеет выход к Черному морю, единственному экономически жизнеспособному торговому маршруту Восток-Запад, который не проходит через Россию или Иран.

Стремясь присоединиться к евроатлантическому сообществу, Грузия также выделялась в своем регионе тем, что добилась наибольшего прогресса на пути к демократии. Этому прогрессу сейчас угрожает правящая партия «Грузинская мечта», которая, похоже, стремится захватить все бразды правления, нежели соответствовать западным стандартам управления. Похоже, что она также укрепляет свои связи с Россией и даже с Беларусью.

В 2019 году лидеры «Грузинской мечты» пригласили российского депутата выступить в законодательном органе Грузии, что вызвало народные волнения и беспорядки на улицах. Она [партия «Грузинская мечта»] сорвала два проекта, которые послужили бы росту независимости Грузии от России. Один из них – глубоководный порт на Черном море, а другой – новый восточно-западный коридор оптоволоконного кабеля.

Некоторые члены «Грузинской мечты» делают то, что равносильно захвату государства, концентрируя власть и богатство в руках небольшой группы элит в то время, как пандемия коронавируса распространяется по стране и наносит ущерб экономике – ВВП упал на 6,2% в прошлом году. В Грузии зарегистрировано полмиллиона случаев заболевания и более 6500 умерших [от коронавируса], показатель выявляемости составляет 10,4%, и только 7% населения страны полностью вакцинированы.

Заимствуя страницу из сценария действий нелиберальных режимов, подобных тем, что существуют в Москве и Минске, Тбилиси также начал нападки на Запад. В конце 2019 года Facebook удалил фейковые аккаунты, связанные с «Грузинской мечтой», которые выражали антизападные настроения, а некоторые из них были открыто антиамериканскими. В последнее время веб-сайты и аккаунты в социальных сетях, связанные с «Грузинской мечтой», начинали беспрецедентные нападки на посла США в Тбилиси и ее европейских коллег каждый раз, когда они критиковали «Грузинскую мечту» или правительство, пытаясь заглушить такую ​​критику.

Политический кризис в Грузии достиг апогея прошлой осенью, когда оппозиционные партии оспорили [результаты] парламентских выборов, заявив, что правительство «Грузинской мечты» причастно к манипуляциям с голосами и фальсификации. Хотя нет никаких сомнений в том, что «Грузинская мечта» получила больше голосов, чем любая другая партия, многие задаются вопросом, достаточно ли у нее голосов для формирования правительства без создания коалиции – это 40%. Большинство международных наблюдателей назвали осенние выборы конкурентными, однако одновременно многие аналитики соглашаются с тем, что «Грузинская мечта» стремилась маргинализировать оппозиционные силы, монополизировать власть и контролировать судебную систему.

Решение оппозиции бойкотировать парламент спровоцировало политический кризис, который власти усугубили в феврале, заключив в тюрьму Нику Мелия, лидера «Единого национального движения», главной оппозиционной партии. Многие в оппозиции также утверждали, что преследование Георгия Руруа, совладельца оппозиционного телеканала «Мтавари архи», было политически мотивированным.

Чтобы заключить соглашение, которое хотя бы на время разрядило политический кризис и привело к освобождению Мелия, в апреле в ситуацию вмешался Европейский союз. Помимо призыва к амнистии «политических заключенных», соглашение предусматривало [назначение] досрочных парламентских выборов в том случае, если «Грузинская мечта» не сможет получить 43% голосов на предстоящих местных выборах.

В начале июля правые демонстранты вышли из-под контроля в день запланированного митинга ЛГБТК-сообщества, напав на журналистов и офисы неправительственных организаций. Некоторые из демонстрантов были связаны с Москвой, и их поощряла Грузинская православная церковь, которая поддерживает связи со своим российскими коллегами.

Тогда пострадали более 50 журналистов, один из них скончался через несколько дней после жестокого избиения. Премьер-министр Ираклий Гарибашвили обвинил в подстрекательстве к противостоянию «радикальную оппозицию». Его неспособность предотвратить и осудить насилие способствовала сохранению напряженности между сторонниками прайда и журналистами с одной стороны и участниками контракции с другой. Посол США в Тбилиси раскритиковала Гарибашвили за отсутствие «сильного лидерства» в борьбе с гомофобным и антимедийным насилием.

Обращаясь к наименее терпимым слоям грузинского общества и подыгрывая Церкви, Гарибашвили охарактеризовал прайд, как «неприемлемый для значительной части грузинского общества» и «организованный реваншистскими силами, такими как радикальная оппозиция». Организаторы марша, которые фактически стали жертвами насилия, по мнению Гарибашвили, действовали «нецелесообразно» и угрожали «гражданскими волнениями». Организаторы нападений и насилия до сих пор не задержаны.

Использование судебной власти в политических целях, запугивание СМИ и сосредоточивание власти – не беспрецедентные случаи для грузинской политики. В 2007 году правительство Михаила Саакашвили, управляемое «Единым национальным движением», применило силу против антиправительственных демонстрантов, объявило чрезвычайное положение и прекратило вещание основного оппозиционного канала «Имеди». Тем не менее, беспрецедентным является заявление «Грузинской мечты» о выходе из соглашения, достигнутого при посредничестве ЕС – это шаг, который возобновил политический кризис и стал сигналом об окончательном разрыве «Грузинской мечты» и Запада, ее приближении к модели нелиберальных режимов.

В соглашении было несколько пунктов о разделении власти, однако самым важным, пожалуй, оставалось обязательство провести новые парламентские выборы, если «Грузинская мечта» не наберет более 43% голосов на местных выборах в октябре. Недавний опрос Международного республиканского института показал, что «Грузинская мечта» далека от этого порога.

Одновременно появляются новости, шокирующие даже по грузинским меркам. Сообщается, что в этом месяце вступило в силу межгосударственное соглашение о сотрудничестве между Комитетом государственной безопасности Беларуси и Службой государственной безопасности Грузии. Соглашение, изначально подписанное в 2016 году, связывает правительство Грузии с одним из самых жестоких режимов в мире, а служба КГБ Беларуси и ФСБ России имеют очень тесные связи.

Прежде грузинские официальные лица не отрицали существования соглашения; вместо этого они критиковали его. Отказ от соглашения с ЕС при подтверждении соглашения с диктаторским режимом в Минске — не лучший вариант для Грузии. Мягко говоря, это усиливает озабоченность по поводу приверженности нынешних грузинских властей западной ориентации и демократическим ценностям.

Опросы общественного мнения неизменно показывают, что более двух третей грузин поддерживают евроатлантическую интеграцию. Хотя правительство «Грузинской мечты» заявляет, что стремится к более глубокой интеграции с ЕС и НАТО, недавние события показали, что оно выбрало однопартийное правление и умиротворение Москвы. Это подрывает всю тяжелую работу, проделанную на протяжении многих лет в направлении интеграции с евроатлантическим сообществом. Теперь некоторые европейцы идут на попятную. Гарибашвили был вынужден отменить запланированную поездку в страны Балтии, поскольку тамошние лидеры не хотели, чтобы он приехал в свете последних событий в Грузии.

Перед лицом такого отступления от демократии Вашингтон может и должен предпринять шаги.

Соединенные Штаты имеют значительный вес и рычаги влияния в Грузии, основанные на тесных, давних связях на протяжении многих лет. Администрация Байдена и Конгресс, которые продемонстрировали сильную двухпартийную поддержку Грузии, должны призвать «Грузинскую мечту» вернуться к выполнению условий соглашения с ЕС. Они также должны настаивать на международном наблюдении за октябрьскими выборами в местные органы власти (если позволит ситуация с пандемией).

Если «Грузинская мечта» не вернется к соглашению, или откажется отменить свои договоренности с белорусским режимом, или окажется замешана в махинациях на выборах, администрация Байдена должна ввести адресные санкции в отношении руководства партии «Грузинская мечта». Хотя Соединенные Штаты никогда не принимали таких мер в отношении Грузии, это, вероятно, единственный способ остановить нынешний упадок.

Соединенные Штаты обязаны сделать это, исходя из интересов подавляющего большинства грузинского народа, который хочет, чтобы его страна оставалась на западном пути. В интересах Вашингтона также помочь самой проамериканской стране региона и защитить там интересы США.