Гибель четырехлетнего ребенка в Тбилиси — девочка была больна аутизмом

2019-01-23T17:29:49+04:0023 Янв, 2019, 17:29|Главное, Новости, Общество|

Фотографии ребенка, со следами повреждений на лице, распространили в фейсбуке соседи семьи Дзавашвили-Ксоврели

ТБИЛИСИ, 23 января — Новости-Грузия. Родственники четырехлетней девочки, которая погибла, по предварительным данным, от побоев, в Надзаладевском районе Тбилиси, утверждают, что ребенок был болен аутизмом.

Девочку, предположительно, со следами насилия на лице, нашли мертвой накануне в доме барачного типа, принадлежащем социально незащищенной семье в Надзаладевском районе.

Точная причина смерти ребенка пока не установлена, однако полиция уже задержала мать ребенка Лейлу Ксоврели, которую обвиняют в избиении ребенка. Уголовное дело возбуждено по статье «причинение смерти по неосторожности».  Женщине грозит наказание в виде домашнего ареста на срок от шести месяцев до двух лет или лишение свободы на срок от 2 до 4 лет.

На данный момент мать ребенка Лейла Ксоврели находится в изоляторе временного содержания и ожидает официального предъявления обвинений. Женщину будет защищать казенный адвокат.

«Ксоврели не признает себя виновной, соответственно, она выбрала право на молчание. Что же касается фактических обстоятельств дела, то я не смогу сделать детальных комментариев. Заявления соседей не являются для меня доказательством. Доказательством является то, что мне представит сторона обвинения», — сказала адвокат обвиняемой Нино Табатадзе журналистам.

По данным МВД, в начале января был выдан ордер, запрещавший женщине приближаться к дочке. Соседи семьи также утверждают, что не раз вызывали полицию, так как мать избивала ребенка.

Между тем бабушка ребенка Бабулия Дзавашвили (мать отчима девочки) утверждает, что ребенок был болен аутизмом и мог пораниться из-за собственной гиперактивности.

«Полицию соседи вызывали один раз, потому что ребенок орал во время купания. Дети, больные аутизмом, гипперактивные. Мать не применяла силу, однако во время купания ребенок получал повреждения. Какая мать не злится на ребенка, однако Лейла не била ее», — сказала Дзавашвили журналистам.

С этой версией согласны и некоторые очевидцы: «Ребенок был болен. Я несколько раз видел этого ребенка. Она всегда ползала», — сказал сосед семьи в интервью телекомпании «Рустави-2».

Физическое насилие над девочкой отрицает и ее отчим Аркадий Дзавашвили.

«Никто ее не избивал. Все, кто говорят об этом, куплены. Они в контрах со мной. Ребенок рос у меня», — сказал Дзавашвили журналистам.

Между тем, по данным МВД, еще в начале января девочка с множественными следами насилия попала в тбилисскую детскую клиническую больницу имени Иашвили.

«Пациента в нашу клинику доставили 6 января этого года. В момент поступления на месте находился патрульный экипаж. У пациента по всему телу наблюдались множество повреждений. Ей провели все необходимые медицинские исследования, согласно которым, каких-либо серьезных повреждений обнаружено не было. Однако общее состояние ребенка требовало стационарного наблюдения, соответственно, она была помещена в нейромедицинский департамент нашей клиники, где пробыла два дня», — сообщила детский невролог клиники Нино Тархнишвили в интервью «Рустави-2».

По словам врача, ребенок пробыл в клинике два дня, а затем был выписан под надзором социального агента.

Кроме того,  выясняется, что с полугода родители воспитывали ребенка по доверенности.

По данным министерства здравоохранения, три с половиной года назад мать девочки обратилась в ведомство и попросила государство растить ребенка, так как в семье было несколько детей и денег на их содержание не хватало.

В министерстве здравоохранения утверждают, что мать время от времени забирала на несколько дней ребенка и кода его возвращала, то социальные агенты никаких следов насилия не находили.

«В течение трех с половиной лет ни разу не было никакого признака насилия ни в отношении других детей, ни в отношении этого конкретного ребенка, потому что с сентября мать на день — три забирала ребенка на выходные и так далее, а потом ребенок возвращался… При этом никаких признаков насилия: физического, психологического и прочего, зафиксированы не были, — сказала журналистам глава программ по обеспечению опеки Агентства социального обслуживания Минздрава Грузии Майя Церетели.

Несмотря на это, в ведомстве начали изучать работу социальных агентов, занятых проблемой этой семьи, на предмет халатности.