Гомелаури: Спецслужбы не подбрасывали цианид протоиерею Мамаладзе

2017-04-19T23:43:12+00:0019 Апр, 2017, 21:20|Главное, Новости, Общество|

ТБИЛИСИ, 19 апреля – Новости-Грузия.  Глава Службы госбезопасности Вахтанг Гомелаури категорически опроверг информацию о том, что сотрудники СГБ подбросили  ядовитое вещество протоиерею Георгию Мамаладзе, арестованному по обвинению в подготовке убийства Шорены Тетруашвили — секретаря-референта  Католикоса-Патриарха Всея Грузии Илии Второго.

«К сожалению, службу госбезопасности во многом обвиняют, порой и в том, что они якобы подбросили  цианид. Конечно же, я это опровергаю. Это глупость. У нас не было никакого соприкосновения во время задержания. Там были люди, которые задерживали и можно изъять протокол о задержании. Никто ничего не скрывает», — сказал Гомелаури журналистам.

Глава СГБ увтерждает, что в деле о задержании Георгия Мамаладзе его служба ограничилась лишь ведением тайной слежки за Георгием Мамаладзе.

Сам находящийся в тюрьме Георгий Мамаладзе недавно через телекомпанию «Рустави-2» распространил письмо, в котором заявил, что цианид ему подкинули, но не сотрудники прокуратуры.

Протоиерея Мамаладзе задержали 10 февраля в Тбилисском аэропорту, откуда он должен был вылететь в Германию, где в этом время находился на лечении патриарх. По информации прокуратуры, в его багаже обнаружили цианид натрия, а в квартире кустарно изготовленное огнестрельное оружие и шесть патронов.

Спустя 12 дней после задержания Мамаладзе главный редактор газеты «Хроника Плюс» Элисо Киладзе распространила информацию о том, что именно сотрудники СГБ подложили в багаж священника цианид.

В обществе муссировались разные версии того, на кого планировалось покушение. Исходя из интересов следствия, прокуратура долгое время не разглашала детали дела и запретила делать это стороне защиты.

Предварительное судебное слушание в Тбилисском городском суде по деле протоиерея назначено на 5 мая. Адвокаты священника готовят иск в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Они считают, что прокуратура Грузии нарушила принцип состязательности сторон в суде, принудив адвокатов подписать обязательство о неразглашении деталей дела.