|  | 

Винная карта

Тема III. Хванчкара, Киндзмараули, Алазанская Долина — три лица советской империи

грузинское вино - большевикиВадим Скардана

О дореволюционном предке Хванчкары даже посвященные часто имеют самое смутное представление, а он, оказывается, есть. Этикетка 1907 года не оставляет никаких сомнений.

Не сказать чтобы большевизм вообще был богат на собственные, взрощенные с нуля идеи: инструкция от Маркса, революция — пожалуй что по французским лекалам, новая военная форма — от бурятской конницы. Из креатива вспоминается только аккуратно присвоенная махновская тачанка, ну и серп с молотом — но уж эти, да, не подвели.

Культурный прорыв двадцатых как-то обошел вино стороной — мало ли какой медвежий угол в наскоро перекроенной империи культивировал эту буржуйскую забаву? Классово близкое грузинское крестьянство? В размерах бедствия этим ничтожным поголовьем можно было и пренебречь. Гегемоны вино не жаловали, чай не в тухлых салонах серебряного века. Вином Гражданскую не запивают, на то есть спирт и самогон.

Советская власть случилась в Грузии в двадцать первом, а значит Хванчкара ушла с радаров примерно на пару пятилеток. По совести говоря, что это было сначала за вино понятно очень приблизительно. Ни о сладости, ни о градусе, ни о процентном соотношении вин в купаже этикетка в то время не оповещала. По умолчанию примем, что это, как и сейчас, купаж из Александроули и Муджуретули из Рачи и разойдемся по-хорошему.

Официальная советская родословная Хванчкары отсчитывается от 1932 года, и в этом просматривается вполне определенный расчет. В начале тридцатых культ личности набирал обороты, а поскольку к вину личность генетически тяготела, было самое время приватизировать старорежимный проект. Правда, его всё же малость отредактировали, добавив 3 процента дефицитного Усахелоури, — иначе как присоседишься к чужому?

Уж не знаю, где в первый раз прозвучало, что Хванчкара — сталинский фаворит. Даже личные поставщики вождя, братья-виноделы Немсецверидзе, никак не комментировали его суб’ективные привязанности. По всем отзывам собутыльников единственным стабильным предпочтением правителя было самостоятельно смешивать несколько вин прямо за столом. Надо отметить, это был едва ли не самый безобидный из его экспериментов, — вождю случалось перемешивать и перемалывать и целые народы.

А вот теперь давайте соберем кубики: купажи в Грузии — региональный эпизод (исключением тогда было разве что Цинандали), но это одна из любимых забав диктатора, на дворе свирепствует культ. И вот что выходит в сухом, а точнее, полусладком остатке: не Сталин декларировал свое пристрастие к этому напитку. Очевидно другое, — этот проект был реанимирован и преподнесен как вино, сделанное ПОД вождя. Я совершенно не исключаю, что вино Сталину нравилось, — нюх на выдающиеся вещи у него, бесспорно, был, — просто хочу здесь правильно проакцентировать соотношение причины и следствия. Итоги так или иначе известны: большевики реставрировали вино, Сталин — империю. После смерти отца народов, Усахелоури из купажа по-тихому из’яли, и немудрено: даже сегодня общий урожай этого винограда по стране всего-то в районе 3 тонн(!), разменять такой ресурс по капле в напиток, где его особо и не почувствуешь — редкая по глупости блажь.

Киндзмараули (1942!) по всем характеристикам задумывалось как рачинское вино, — Кахетия до того понятия не имела о полусладких. Но оно было дитя военного времени, а детям войны самое место в эвакуации. Наверное, редкое вино в мире появлялось с такой идеологической нагрузкой, и стоит вспомнить, в каких исторических декорациях все произошло, ибо это здорово очищает восприятие.

Если кто забыл, — немцы в сорок втором небезуспешно занимали Кавказ. Операция «Эйдельвейс» была в разгаре, до искомой бакинской нефти оставалось не так уж далеко, а уж до рачинских виноградников — всего ничего. А тут Киндзмараули. Не так чтоб совсем уж под боком у неприятеля, но всё же. Какой тут посыл? Да очень просто: страна, которая, глядя в лицо врагу, выпускает одно из лучших своих вин, не может проиграть войну по определению. Так не бывает. Этот напиток — транспарант, такое дело будет почище любого манифеста. Дух народа, не допускающего и мысли о поражении, вино иллюстрировало предельно точно.

Алазанская Долина (1977) — последняя сводка о текущем состоянии СССР, и, как и две предыдущие, абсолютно честная. Страна к семидесятым уже научилась производить суррогат благополучия, незатейливый, но на безрыбье вполне себе пригодный. Такими они и были — красное и белое, два купажа, — пляжный десерт, вино для курортного флирта. Красный напиток был сконструирован из трех сортов: Саперави, Оджалеши и Александроули, белый — из двух, Ркацители и Тетра.

Что характерно, все перечисленные вина — полусладкие. В этом, честное слово, тоже видится почти сакральный смысл, — бессознательный позыв подсластить жизнь до приемлемого уровня волочился за советским человеком, покуда тот мог хоть как-то влиять на судьбу. И, немного представляя себе ту страну на любом её историческом срезе, осудить его за это — последнее дело.

пометка на полях: благодарность Димитри Кипиани за редкое фото

Кипиановское вино

Читайте также

Грузинские вина. Тема II. Цинандали, Напареули, Мукузани и другие европейские ценности

Грузинские вина. Тема I. С оглядкой на историю

Грузинские вина. Нулевой километр

Грузинские вина. Пролог

 

Комментарии

Яндекс.Метрика