Как освобождали грузинского врача – первая пресс-конференция Важи Гаприндашвили

2019-12-29T09:49:51+04:0028 Дек, 2019, 22:05|Главное, Новости, Прямая речь|

ТБИЛИСИ, 28 декабря — Новости-Грузия. В первый же день я заявил, что нахожусь на территории Грузии, оккупированной Россией, и в последствии моя позиция не менялась. Об этом грузинский врач Важа Гаприндашвили заявил на первой после освобождения пресс-конференции.

Важа Гаприндашвили 9 ноября был задержан цхинвальским КГБ у разделительной линии оккупированного Ахалгорского муниципалитета. Ортопед-травматолог является президентом Ассоциации артроскопии Грузии и ведущим специалистом тбилисской клиники «Medi Club Georgia». Большая часть его пациентов – известные спортсмены.

До сих пор не было известно, как Гаприндашвили оказался на территории, неконтролируемой центральными властями. Родственники высказали предположение, что врач навещал больного. В цхинвальском КГБ эту информацию опровергли, поскольку на допросе Гаприндашвили сказал, что направлялся в церковь.

«Причиной было посещение моего больного. К сожалению, фамилию и адрес я не скажу, поскольку, наверное, это создаст проблемы этому человеку. Я пошел осмотреть его. Когда меня задержали российские пограничники, я сказал, что хотел посмотреть церковь в селе», — рассказал Гаприндашвили.

После задержания Гаприндашвили предъявили обвинение по статье 322 Уголовного кодекса России – «незаконное пересечение государственной границы Российской Федерации», который применяется в оккупированном Цхинвальском регионе.

Когда на первом судебном заседании Гаприндашвили предложили признать факт незаконного пересечения так называемой «границы», он публично заявил, что «граница Грузии проходит по Псоу и Рокскому тоннелю» и отказался от этого предложения. В итоге Гаприндашвили отправили в предварительное заключение, хотя обычно обвиняемых в нарушении т.н. «границы» цхинвальские власти просто выдворяют, выписав им штраф.

Свои показания врач не изменил и после ареста. 20 декабря «суд», действующий на территории оккупированного Ахалгорского района, признал Гаприндашвили виновным, избрав самую строгую меру наказания из возможных – заключение на год и девять месяцев.

«Мне кажется, что год и девять месяцев мне присудили не за поступок, а за то, что я говорил, что нахожусь на грузинской территории и не нарушал границ Грузии», — говорит Гаприндашвили.

Об освобождении Важи Гаприндашвили Служба государственной безопасности Грузии сообщила утром 28 декабря. За некоторое время до этого в СМИ появилась информация о том, что грузинского врача помиловал т.н. президент региона Анатолий Бибилов. Одновременно в цхинвальском КГБ заявили, что после вынесения приговора Гаприндашвили обратился к Бибилову с ходатайством о помиловании, что «является свидетельством признания вины и раскаяния в содеянном».

Также подчеркивалось, что в ходе судебного заседания Гаприндашвили принес извинения «за причиненные своими действиями неудобства» и поблагодарил осетин «за комфортное содержание».

По словам врача, он действительно написал Бибилову письмо с просьбой об освобождении, однако о признании в нарушении «границы» там не упоминалось.

«Просьбу о помиловании я написал вчера, было семь часов вечера. Однако вину я не признавал. Так было с самого начала. Причина задержания была такая же, как и у всех. Отличием было только то, что я, наверное, был тысячным заключенным… Моя позиция была [озвучена] в первый же день, и она не менялась. Я не нарушал грузинской границы. Я знаю, что такое пересечение границы. С первого же дня, будь то российские военные, цхинвальское КГБ или сотрудники милиции, я говорил, что не покидал территорию Грузии и я находился на грузинской территории, оккупированной Россией», — заявил Гаприндашвили.

Врач добавил, что сегодняшнее решение цхинвальских властей было полной неожиданностью как для него самого, так и для членов его семьи. Он вспоминает, что утром охранники сказали ему собирать вещи и направили к начальнику тюрьмы, который и сообщил об освобождении.

«Сумку я не собирал. К Новому году у меня там было припрятано несколько шоколадок, орешки. Думал устроить себе маленький праздник, а если будет общее застолье – принести это туда. Все эти богатства я оставил там», — пошутил Гаприндашвили.

Он также рассказал, что тюремщики и сотрудники ФСБ относились к нему нормально. Большую часть своего 49-дневного заключения Гаприндашвили провел в одиночной камере отделения предварительного содержания.

 «Отношение ко мне с первого дня было обычным, нормальным. Никакого особенного давления или какого-то плохого отношения я там не видел. Со стороны местных, со стороны сотрудников охраны не было никакого плохого отношения или агрессии», — сказал он.

Важа Гаприндашвили выразил благодарность рядовым гражданам и государственным служащим, которые переживали за его судьбу. Он признался, что даже не представлял, что поддержка будет такой большой.

«Дважды мне удалось посмотреть телевизор, и ловил только Первый канал. Какую-то информацию я узнавал из местных газет. Я знал, что будет поддержка, но такой большой поддержки я действительно не ожидал», — сообщил он.

«В мое освобождение каждый внес вклад. Я не могу выделить отдельных людей. Я знаю, что очень большой вклад сделала моя жена, мои друзья и каждый из вас. За все это я очень благодарен», — добавил он.

В заключении пресс-конференции Гаприндашвили выразил благодарность и извинился перед населением оккупированного региона за принесенные неудобства.

«Не могу не выразить свою благодарность осетинскому населению. Полтора месяца там я существовал за счет посылок местного населения. Возможно, с самого начала я выбрал неправильный путь, поскольку ел только хлеб и яйца. Никакую другую еду, тюремную еду там я не ел. Были только те посылки, которые приходили на мое имя от местного населения. Я хочу еще раз поблагодарить население, которое беспокоилось из-за меня и хочу принести извинения за то, что их из-за меня побеспокоили», — сказал он.