|  |  | 

Аналитика Новости

Каспийский газ как часть гибридной войны

Карен Мадоян, Киев

Месяц назад во время американо-украинского бизнес-форума в Вашингтоне произошло одно заслуживающее более пристального внимания событие. Национальная акционерная компания (НАК) «Нафтогаз Украины» и американская Frontera Resources Corporation подписали двухлетний меморандум о взаимопонимании. Согласно документу, американская компания будет инвестировать в разведку и разработку нефтегазовых месторождений в Украине, а также изучит возможность поставок в Украине сжиженного газа с месторождений в Грузии.

Frontera Resources малоизвестна в Украине. С 1996 года компания занимается разработкой месторождений нефти и газа на территории Грузии и Азербайджана. В прошлом году президент Frontera Resources Стив Никандрос вызвал большой ажиотаж заявлением по поводу обнаружения на месторождении «Мцаре хеви» (Восточная Грузия) 42 млрд кубометром природного газа. Официальная церемония начала добычи состоялась 20 июня 2014 года. На сегодняшний день Frontera Resources оценивает перспективу добычи газа на грузинских месторождениях «Мцаре хеви» и «Тарибани» в размере 266 млрд кубометров.

На сегодняшний день компания уже построила и запустила в эксплуатацию 14-километровую сеть по добыче, обработке и доставке газа по трубам из месторождения. В общей сложности, учитывая текущее расширение существующих пунктов подготовки газа, ожидается, что объем добычи к концу 2015 года достигнет 7 млн кубометров в день. Если учесть, что внутренний спрос на природный газ в Грузии составляет примерно 2 млрд. кубометров в год, то становится очевидным тот факт, что американская компания рассматривает Украину и другие страны Восточной Европы в качестве возможных рынков сбыта. Таким образом, для Киева вновь становится актуальным тема строительства терминала по приему и регазификации сжиженного газа (LNG терминал) на черноморском побережье.

Фактор Туркменистана

На фоне конфликта в Украине и усиления санкций в отношении России, Европейский Союз начинает активнее решать вопрос снижения зависимости от поставок российского газа. На сегодняшний день эта потребность составляет около 40% от потребляемого в ЕС природного газа.

В связи с этим в Брюсселе вновь активизировались вокруг темы транспортировки каспийских энергоресурсов.

2 мая этого года в Ашгабаде состоялась четырехсторонняя встреча по развитию энергетического сотрудничества на уровне Туркменистана, ЕС, Азербайджана и Турции. В повестке дня было обсуждение задач по диверсификации маршрутов транспортировки энергоносителей на европейский рынок и создание трубопроводной инфраструктуры. Стороны также согласовали позицию по вовлечению Грузии в будущие проекты по выводу каспийских энергоресурсов в западном направлении.

По итогам заседания была парафирована декларация о взаимодействии сторон в рамках международных организаций с целью создания механизмов, направленных на обеспечение энергетической безопасности. Вице-президент Еврокомиссии Марош Шевчович дал четко понять, что ЕС стремится снизить зависимость от российского газа и ожидает начало поставок из Туркменистана к 2019 году. В Туркменистане, занимающем четвертое место в мире по запасам газа при ежегодном объеме добычи 70-80 млрд кубометров, говорят о возможности обеспечить Европу от 10 до 30 млрд кубометрами газа в год. Транспортировка туркменского газа потребует строительства 300 км участка трубопровода по дну Каспийского моря, который присоединят к уже строящемуся Трансанатолийскому газопроводу (TANAP). TANAP будет проходить по территории Азербайджана, Грузии, Турции. Далее он будет соединен с Трансадриатическим трубопроводом (TAP), что позволит обеспечить поставки газа через Грецию, Албанию и далее по дну Адриатического моря до Италии.

2 июля, через два месяца после четырехсторонней встречи в Ашгабаде, состоялся первый государственный визит в Грузию президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова. Интересно, что сам визит никак не анонсировался. Обе стороны позиционировали его не как официальный, а именно государственный, что уже подчеркивало значимость данного события. По итогам переговоров Туркменистан и Грузия договорились о сотрудничестве между двумя странами в области развития транспортных коридоров в рамках Прикаспийского и Черноморского регионов. Между дипломатическими формулировками читался ключевой месседж туркменского лидера – официальный Ашгабад готовится к диверсификации поставок природного газа в Европу в обход России.

Превентивный ход Кремля

10 июля все новостные ленты облетела информация об одностороннем переносе российскими пограничниками границ непризнанной Южной Осетии на несколько сот метров вглубь территории Грузии. Граница зоны конфликта теперь проходит в полукилометре от грузинского участка европейского маршрута E60 (от Атлантического побережья Франции до кыргызско-китайской границы). Также в результате захвата территории под контролем пророссийских сепаратистов оказался участок нефтепровода Баку-Супса, через который компания British Petroleum (BP) ежедневно транспортирует 145 тыс баррелей каспийской нефти.

Был ли смысл развязывать очередной виток агрессии в отношении Грузии, со стороны которой сегодня не исходит угроза аннексированным Россией анклавам? Однозначно, нет. Грузинские власти в последние годы наоборот делают все возможное, чтобы не злить Москву. В Тбилиси осторожно комментируют тему войны в Украине и отказываются присоединиться к западным санкциям против России. Что же тогда стало причиной обострения?

Для начала опять же есть смысл вернуться с событиям месячной давности. 27 июля Минэкономразвития РФ обнародовал данные, согласно которым российский нефтегазовый гигант «Газпром» в 2015 году сократит добычу природного газа до минимальных за всю историю компании 414 млрд кубометров против 444 млрд кубометров в 2014 году. При этом первоначально в «Газпроме» планировали объем добычи на текущий год в размере 485 млрд кубометров. Но уже 19 мая 2015 года вышел прогноз с цифрой 450 млрд кубометров. По данным российских экспертов, из-за падения котировок нефти цена на российский газ может снизиться и составит в среднем $235 за 1000 кубометров. Это в свою очередь повлияет на экспортную выручку «Газпрома», которая может снизиться более чем на 27%.

Ранее правительство Туркменистана обвинило «Газпром» в неплатежеспособности из-за экономических санкций против России. В письме, опубликованном на правительственном портале 8 июля, говорилось о том, что «Газпром» с начала 2015 года не оплачивает долги перед ГК «Туркменгаз» за поставленные объемы туркменского газа. Примечательно, что это заявление было сделано через неделю после завершения государственного визита президента Туркмении в Грузию.

На этом фоне все более туманно выглядят перспективы развития новых проектов. Россия и Турция уже заморозили переговоры по строительству «Турецкого потока», а турецкие импортеры из-за ослабления лиры находятся на грани рентабельности и сокращают закупки российского газа. Позиции России на рынке поставок энергоресурсов также ослабляет снятие санкций с Ирана, который автоматически становится одним из крупнейших игроков в этой сфере. 4 августа состоялось заседание ирано-азербайджанской совместной торгово-экономической комиссии. По итогам заседания стороны заявили о намерении совместно разрабатывать газовые месторождения в Каспийском море. Если подобные намерения станут реальностью, то в перспективе Грузия превращается в региональный хаб по транспортировке каспийских энергоресурсов в Европу.

В Москве не могли не заметить активизацию ЕС вокруг темы диверсификации поставок газа. Обеспечение энергетической безопасности на фоне событий в Украине теперь является приоритетным вопросом для Брюсселя. Кремль в этой ситуации не видит иного выхода, кроме блокирования возможных альтернативных путей поставок каспийских энергоресурсов путем силового шантажа. Недавняя провокация с переносом границ зоны конфликта вглубь территории Грузии уже вынудила компанию British Petroleum разработать план переноса участка нефтепровода Баку-Супса с оккупированной территории. Что касается новых проектов, то крупные инвесторы вряд ли пойдут на риск в условиях постоянной угрозы возобновления конфликтов в регионе.

Последствия

Борьба за реализацию альтернативных проектов поставок природного газа из Прикаспийского региона на западные рынки фактически выходит на завершающую стадию. Нет сомнений, что на этом этапе в Кремле готовы поднять ставки, чтобы предотвратить появление конкурирующих газотранспортных маршрутов. 10 июля это было четко продемонстрированно Западу на примере Грузии.

Несмотря на падение российской экономики как следствия санкций со стороны запада, у России все еще есть достаточно средств и возможностей для дестабилизации Южного Кавказа. В результате Евросоюзу придется надолго забыть об альтернативных поставках каспийского газа в рамках проекта Южного газового коридора. При этом нельзя исключать худший сценарий, в рамках которого Россия может просто заблокировать грузинский порт Поти – один из важнейших пунктов в цепи транспортировки энергоресурсов Каспия. Ближайшая российская база находится в 30 км от Поти на территории Абхазии, а с моря операцию по блокированию порта смогут обеспечить базирующиеся в Севастополе корабли Черноморского флота, как это было в августе 2008-го.

Украина, как и ЕС, при таком сценарии лишается возможности снизить свою зависимость от «Газпрома». Газовая тема, таким образом, вновь становится для Кремля весомым рычагом в переговорах с Брюсселем. Пытаясь обеспечить собственную энергетическую безопасность, европейские партнеры будут вынужденно оказывать давление на Киев во время переговоров по урегулированию конфликта на Донбассе уже исходя из пожеланий Москвы.

Каким образом Вашингтон и Брюссель могут предотвратить негативный сценарий? В январе 2016 года ЕС вновь будет рассматривать вопрос о продлении санкций в отношении РФ из-за аннексии Крыма и поддержке боевых действий на Донбассе. В связи с ситуацией в Украине также возможно расширение уже действующих секторальных санкций со стороны США. Очень важно, чтобы в контексте Украины параллельно поднималась тема недопустимости агрессии в отношении Грузии. Пока ясно, что в данный момент урегулирование конфликта в Украине обсуждается отдельно от гарантий безопасности западным партнерам на постсоветском пространстве. В связи с этим вновь становится актуальным предоставление Грузии членства в НАТО. Эту позицию уже озвучил глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, отметив, что запланированный в 2016 году Варшавский саммит НАТО должен рассмотреть расширение Альянса. Министр обороны Грузии Тинатин Хидашели во время недавнего визита в США была более прямолинейной: если на варшавском саммите НАТО не будет принято решение в пользу расширения, то это поощрит Россию на агрессивные действия не только в Грузии и Украине, но и в других бывших советских республиках.

 

ХВИЛЯ

Комментарии

Яндекс.Метрика