|  |  | 

Литературное кафе Новости

Мертвец идет (случай в окружном госпитале)

Илья НиколовИлья Николов

Произошла эта история в Окружном госпитале Закавказского Военного Округа в Тбилиси. В коем, в качестве старшей сестры венерологического  отделения, служила моя тёща. Собственно, история была ею рассказана моей тогда ещё невесте, а она, в свою очередь, рассказала мне.

В Тбилиси, недалеко от госпиталя, находится танкоремонтный завод. На этом заводе сержант первого года службы попал под ляг. Это выражение танкистов. Может,  ещё и каких других водителей техники, но я её слышал именно от танкистов. Попасть под ляг, я вам скажу, это не хухры-мухры. Это когда лопается буксировочный трос. А ну-ка, представьте, что может сделать лопнувший танковый трос с окружающими дебилами? Ощущения будут, как от лягнувшей лошади. Скорее, от лягнувшего слона.

Не возьмусь утверждать этимологию этого слова, но попасть под ляг означает именно это — получить по глупой башке, а может и не башке,  лопнувшим тросом. Что, собственно, с нашим сержантом и произошло. Лопнувший трос стукнул страдальца по лбу, вогнул ему лоб во внутрь, чиркнув по голове, содрав скальп на затылок  и улетел дальше сеять хаос и разрушения. Результатом являлось падение сержанта в глубокий обморок. Короче, вырубился он на хрен, да так далеко отъехал, что когда его притащили в госпиталь, не подавал признаков жизни никаких. Труп трупом! Это и констатировал дежурный врач. Армия хуле! зрачки посмотрели, пульс пощупали и на фиг в морг до утра, на ледник. Утром разберёмся. А бабы нам новых солдат нарожают!

В армии, даже в мирной, спокойное отношение к потерям. В общем, лежал наш лягнутый сержант в морге часов до трёх ночи. Потом очнулся. Ударенная башка особо не позволяла думать ею. А уж задавать всякие похмельные вопросы, типа  «Кто я?» и «Где я?» совершенно сил не было. Поэтому тело сержанта повиновалось на 80% безусловным рефлексам, процентов на 15 условным и на пять разуму. А  если прибавить к этому голый череп,  с подсохшими корками крови, за которым дыбом стоял не менее подсохший скальп, вогнутый от бровей и выше,  лоб, общую замызганность кровью и грязью… Получаем великолепного персонажа для фильма ужасов. Ну просто вылитый зомби. К тому же очнулся меднолобый сержант не просто так, а с мощным чувством голода.

Повинуясь выше указанным 80% , двинулся на свет в надежде найти чего похавать.
Медсестра, старая прожжёная карга, прошедшая огонь, воду и медные трубы всех  военных конфликтов за последние 30 лет, заштопавшая не одну генеральскую жопу, собиралась мирно почаёвничать с пряниками на комфортном дежурстве.

Почему на комфортном, надеюсь,  объяснять не надо. Или всё-таки надо?

Да потому, что дежуря в морге, была железно уверена : подшефным хуже не станет, ни у кого не случится вдруг диареи, не прихватит сердце, да и элементарно не свалят в самоволку и не нажрутся…. была уверена, ага…

Когда распахнулась дверь с ледника, на пороге, шаркая ногами, появилось зомби и заявило: я есть хочу….

Тут уж никакая железная карга не выдержит. БРРР! Ночь, морг, тяжелые шаги и это : Я ЕСТЬ ХОЧУ-У-У-У-

Ну завывание это, конечно же,  плод моего зарвавшегося разыгравшегося воображения. Остальное правда.

Понятно, сестра сразу с копыт бряк. Сержант сначала неторопливо сожрал пряники, выпил чай.Потом решил таки привести в чувство медсестру. А так как никакого нашатыря поблизости не нашёл (откуда нашатырь в армейском морге), побрёл на улицу искать его или помощь.Мысли в стукнутой голове разбегались как тараканы, поэтому, наверное, сержант стал разговаривать сам с собой. Удивляясь, почему он ничего не помнит, почему болит голова и почему сестра брякнулась в обморок. Понятно, что территории он не знал и попёрся на свет.

Ефрейтор Бурыкин осторожно дремал на посту, прожектор мощным светом освещал стоянку машин, всё было нормально, через полчаса должна была подойти смена, которую надо было окликнуть :СТОЙ! КТО ИДЁТ?!!!! Потом сдать пост и наконец-то поспать два часа в караулке. Тут раздалось бормотание, часовой мгновенно принял вид  «данесплюя» и посмотрел в сторону бормотания, но вместо часовых и разводящего узрел нечто странное и страшное.

Стандартные слова устава он прохрипеть ещё смог: СТОЙ КТО ИДЁТ? Но когда в ответ от упыря  ,с голым окровавленным  черепом и вогнутым лбом дауна,  раздалось не менее зловещее хрипение (а поваляйтесь-ка на холоде часов шесть): «Нашатырь нужен!!!» — обезумел совершенно.

Вместо того, чтобы более строгим голосом крикнуть: СТОЙ СТРЕЛЯТЬ БУДУ!!!, он швырнул автомат в зомби, и ломанулся, подвывая от ужаса, в сторону караулки. К караулке он ломанулся  по прямой, но  Евклидова геометрия не описывает препятствий в виде заборов с колючей проволокой. В результате ефрейтор оставил на заборе изрядную долю собственной кожи и обмундирования.

Голова у сержанта соображала по-прежнему туго. Но до него всё таки дошло — нашатыря этот странный человек, бежавший вдаль с криком: ААА демоны!!!!,  не даст. Побормотав сам с собою, он двинулся в обратную сторону, искать помощь или нашатырь

Начальник караула, молоденький лейтенант, позёвывая, ковырялся в ухе, представляя, что сделает со  своей благоверной после дежурства. Он был женат только третий  месяц. И каждое дежурство вне дома скучал по прелестям супруги.

Неожиданно в караулку вломился, вопя «ААА, демоны»,  ефрейтор. Вид у него был напуганный и покорябанный.  Ефрейтора понять было невозможно. Лейтенант скомандовал : «Живьём брать демонов, караул в ружьё!».

Примчавшись на пост, никого там не обнаружили. Подняли на ноги весь госпиталь, разбудили дежурного по госпиталю. Перетрясли всё, в результате :  1) зомби не обнаружили   2) обнаружили медсестру в обмороке   3) ефрейтора срочно сняли с караула ввиду умственного расстройства.

Дело приняло совершенно серьёзный оборот, когда очнувшаяся медсестра заявила , что труп ожил, напугал её, сожрал все пряники, выпил чай и куда-то подевался.

Вызванный под утро начальник госпиталя самолично повёл следствие, по-поводу ожившего и исчезнувшего  трупа. Дело пахло мистикой и непонятками. Ефрейтор плакал горючими слезами и говорил, что видел бледного, с залитым кровью лицом, с бурым голым черепом …. который хрипел что-то про Анадырь.

Осмотрели все помещения, за исключением опечатанных,  так как была суббота. Труп так и не нашли. Звонить в военную прокуратуру и говорить, что труп ожил и куда-то запропастился, было как-то не с руки. К полудню были предупреждены все патрули. Описание разыскиваемого, мягко говоря, казалось необычным. Тут ещё из части сержанта пришли оформлять документы на цинкач  и объяснить, что же случилось, не было никакой возможности… И начальник госпиталя  подумывал о воцерковлении и замаливании грехов в монастыре.

Прапорщик Дрыгайло тем временем решил остаться ночевать  на вещевом складе, начальником которого и являлся. Этому была веская причина.Не хотелось слышать ворчания супруги  по поводу того, что он опять выпил. А выпил он изрядно,да и добираться из Исани в Мухиани — то ещё занятие. «Нуегонах», решил прапорщик и ловко, из-за закрытой двери, накинул имитацию накидного замка и деревянную дощечку с пластилиновой печатью. Выпив  ещё немножечко он жалел только, что нет сейчас с ним собутыльника. Вон друзья-прапорщики, выпив,   чинно поехали по домам, а он из-за этой кобры, своей жены, остался на работе… Немного расстроившись он накатил, потом ещё. Поспал, проснулся, тяпнул ещё. Захотел ссать, откинув имитацию замка и печати вышел наружу….

Тут из-за кустов раздалось уже привычное читателям: «Нашатырный спирт есть?!!»

Прапорщик, в отличие от остальных, не испугался. И не потому что был безумно храбр. Нет. Он был пьян, близорук и вообще-то было темно.

— Спирта нет, водки зато море, — обрадовался прапорщик потенциальному собутыльнику.
— А поесть чего-нибудь?
— Да найдем конечно же, пойдём!

Надо сказать, что грузинское гостеприимство проникает даже в самых жадных прапорщиков, если они, конечно, служат в Грузии.  Даже на свету в своей каморке Дыгайло спьяну  и сослепу не разглядел, что у него за собутыльник. Выпили по первой, разговорились, оказались земляками. Пошли по второй. В голове у сержанта вначале прояснялось, потом это прояснение накрыла волна. Было уже часов девять утра, вовсю шло расследование, когда наши герои отрубились.

Их обнаружили только под вечер субботы,  Начальник госпиталя, не веривший не в бога, ни в чёрта, ни в Иисуса, ни в Магомеда, а тем более — в оживших и исчезающих мертвецов, приказал срывать все пломбы и искать.

Прапорщик Дрыгайло получил 10 суток ареста, за пьянку с «трупом»

Ефрейтор Бурыкин — 10 суток ареста за то, что покинул пост.

Скальп сержанта натянули обратно на череп и выправили лоб. Скальп, говорят, прижился .

Медсестре дали путёвку в санаторий с психическими заболеваниями .

И на всякий случай повесили замок на дверях ледника, а то кто его знает, этих усопших….

 

Искренне Ваш, Автомеханик Илья Николов

 

 

Комментарии

Яндекс.Метрика