|  |  | 

Аналитика Главное

Непредсказуемость военного решения карабахского вопроса для всего Кавказа

nagorniy-karabah-02Конфликт в Нагорном Карабахе является первым и наиболее продолжительным на территории постсоветского пространства. Именно вслед за событиями в Фергане и этим конфликтом, вызвавшим локальную войну, последовали противостояния и войны в ряде регионов на пост-советском пространстве: Приднестровье, Абхазия, Цхинвали, Чечня, последние же годы – Восточная Украина.

Если проследить причинно-следственные связи данного конфликта, то на фоне развала советской империи возникли очаги этнического и этно-религиозного противостояния, которые не удалось разрешить ни на региональном, ни на международном уровнях. Конфликт в Нагорном Карабахе, как и в других регионах, с годами начал входить все в более затяжную фазу. И этому, конечно же, способствовали определенные силы бывшей советской метрополии, которым, особенно в начале 90-х годов, была выгодна и удавалась роль «регулятора и главного разводящего» в этих конфликтах.

Если мы соглашаемся с исторически обоснованной схемой распада империй, то приходим к выводу, что мирный развал социалистического (советского) пространства еще не завершен, он просто перерос за последние 25 лет в вялотекущий процесс с целым рядом горячих взрывоопасных зон и точек, в которых перманентно протекают боевые действия. То есть, этот процесс и на сегодняшний день все еще продолжается.

Историческая ирония и закономерность распада практически всех империй (здесь не идет речь о последствиях такого всемирного катаклизма, как первая мировая война, когда с карт мира исчезли пять имперских образований, кроме Великобритании и Японии) заключается как раз в возникновении дальних переферийных конфликтов и войн со все большим их стягиванием к границам метрополии, как и их возникновение на ее непосредственной территории. Что доказывают последующие после Карабаха события как на Южном и на Северном Кавказе, так и в Молдове и в Украине.

Исходя из выше сказанного, вполне можно говорить о том, что все углубляющийся, но не сдерживаемый и не решаемый конфликт в Нагорном Карабахе после 1991 года явился не причиной, но определенным следствием возникновения новых зон этнического противостояния на бывшей территории СССР.

В этом плане показателен такой пример: в феврале 2015 года американский сопредседатель в Минской группе ОБСЕ Джеймс Уорлик в интервью азербайджанскому телеканалу ANS призывал не сравнивать карабахский конфликт и кризис на Украине. По его словам, «каждый конфликт на постсоветском пространстве уникален и требует к себе индивидуального подхода, и не стоит проводить параллельные линии между нагорно-карабахским конфликтом, кризисом на Украине или же конфликтными ситуациями, возникшими в Грузии или Молдавии».

Но его поправил президент Азербайджана Ильхам Алиев. «Если бы армяно-азербайджанский конфликт был урегулирован, то Украина, возможно, не столкнулась бы сейчас с этим конфликтом, так как здесь имеет место тот же сценарий — такое же нарушение территориальной целостности, тот же результат, оккупация, сепаратизм, — говорил тогда лидер Азербайджана. — Они словно являются зеркальным отражением друг друга. Поэтому мы ожидаем от международной общественности, ведущих стран мира такого же подхода. Что касается нас, то в отличие от других конфликтов на постсоветском пространстве в связи с данным конфликтом имеются четыре резолюции, принятые Советом Безопасности ООН. Тот факт, что эти резолюции не выполнены, свидетельствует о неуважении стран, принявших данные резолюции, к своим решениям».

После соглашения о прекращении огня от 1994 года конфликт перерос в фазу вяло протекающей конфронтации у разделительной линии. Вопрос ввода международных миротворческих сил с различными обсуждаемыми армейскими и гражданскими контингентами целого ряда стран также завел стороны в тупик по целому ряду причин. На фоне начавшихся боевых действий на Востоке Украины наступило определенное охлаждение, или же потеря интереса международнах организаций к проблеме Карабаха.

Не следует забывать, что после распада СССР, когда две республики стали независимыми государствами, существующие в тот период национальные противоречия вылились в полномасштабную войну, за время которой погибли около 20 тысяч человек, а около миллиона стали беженцами.

Боевые действия закончились перемирием 1994 года. Тогда армяне получили контроль не только над Нагорным Карабахом, но и над окружающими его азербайджанскими районами. В общей сложности это 13,6% территории Азербайджана.

Самым болезненным вопросом остается статус так называемых оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха — семи районов Азербайджана, которые частично или полностью были взяты армянскими силами в 1992–1994 годах. Армения называет их буферной зоной, которая защищает армян Карабаха от азербайджанской угрозы. В Азербайджане же оккупацию этих районов, где в советские времена проживали более 500 тысяч азербайджанцев, считают вопиющей несправедливостью. Баку ссылается на резолюции ООН 1993–1994 годов, призывавшие армянские войска покинуть эти территории.

Для тупиковых ситуаций вроде той, что сложилась в Нагорном Карабахе, у политологов есть специальный термин — «дилемма безопасности». Это ситуация, когда одна сторона конфликта стремится укрепить свою безопасность за счет шагов, которые другая сторона воспринимает как угрожающие. Это приводит к эскалации напряженности и в итоге ставит под угрозу безопасность обеих сторон. В данном случае суть дилеммы в том, что любые попытки Азербайджана вернуть себе эти районы лишь укрепляют решимость Армении и дальше контролировать их ради защиты своих интересов. Это противоречие и спровоцировало четырехдневную войну в начале апреля.

Охлаждение международного сообщества по отношению к данному конфликту и последующая послеапрельская активизация международных организаций также создают очень тревожный прецедент того, что лишь боевые действия с применением тяжелого вооружения могут напомнить о нерешенности проблем Нагорного Карабаха и этим вынудить региональные и западные силы к реальным переговорным действиям.

Ситуация еще более осложняется, если говорить о вооружениях обеих сторон. Фактическое отсутствие контроля ведет к тому, что обе стороны закупают мощную современную военную технику. В основном ее поставляет им Россия. Благодаря росту нефтяных доходов Азербайджан увеличил свой военный бюджет до $4 млрд в год. Во время апрельского наступления Баку задействовал танки, тяжелую артиллерию и боевые вертолеты, а также беспилотники израильского производства.

У армянской же стороны, которая не может позволить себе сопоставимый уровень военных расходов, есть другое преимущество — горная местность. К тому же Армения как член ОДКБ может покупать российское оружие по более низким ценам.

Обе стороны конфликта строят планы на случай продолжения боевых действий. Как дипломаты: о возможности перехода ситуации в полномасштабные военные действия посол Азербайджана в России П.Бюльбюльоглу сказал, что «пока оккупационный корпус находится на территории Азербайджана, никто никому ничего гарантировать не может». Так и представители силовых ведомств: еще в феврале 2016 года замминистра обороны Армении Давид Тоноян объявил, что его страна переходит к более активной военной доктрине, ориентированной на «сдерживание». Ереван занял $200 млн на закупку у России нового вооружения, в том числе систем залпового огня «Смерч» и реактивных огнеметов ТОС-1А. Во время апрельского обострения армянские военные говорили, что у их армии есть российские комплексы «Искандер», готовые нанести удар по азербайджанским «нефтяным коммуникациям».

После нарушения перемирия в Нагорном Карабахе в апреле 2016 года международные игроки оказались перед серьезным вызовом: необходимо модифицировать разваливающийся мирный процесс, чтобы не дать карабахскому конфликту перерасти в полномасштабную войну. Прежде всего в урегулировании конфликта заинтересованы: Грузия, которую тоже может затронуть конфликт между Азербайджаном и Арменией, Иран, который граничит с зоной конфликта и имеет меньше обязательств перед его сторонами, чем Турция и Россия, и даже Китай, который начинает активно инвестировать на Кавказе и рассматривает его как часть транзитного пути на Запад.

В противном случае мы можем получить в регионе совершенно неконтролируемые процессы, которые могут быть в прямой связи с нарастающими боевыми действиями на Ближнем Востоке. Ведь при развитии военного сценария конфликта в Карабахе и в семи прилежащих к нему районах, может произойти так называемая цепная реакция во всем, и так столь сложном этно-религиозном, кавказском регионе. В этом случае надо будет учитывать сепаратистски настроенные силы как на Южном, так и на Северном Кавказе, а так же и не столь отдаленную территорию Курдистана.

Возможны разные сценарии. Например, конфликт может разгореться из-за особенно грубого нарушения перемирия. Или азербайджанская сторона, не видя перспектив политического урегулирования, может начать новую операцию, чтобы захватить более обширную территорию и переломить ситуацию в свою пользу. Также парламент Армении может выполнить свою угрозу — принять закон о признании независимости Нагорного Карабаха. Это лишит Ереван возможности вести дальнейшие переговоры и положит конец минскому процессу.

Безусловно новый раунд боевых действий будет труднее остановить. Весьма вероятно, что театр боевых действий в таком случае расширится, будет задействована более мощная техника и прольется гораздо больше крови. И Баку, и Ереван в этом случае могут обратиться к своим договорам о военной помощи соответственно с Турцией и Россией, пытаясь втянуть Москву и Анкару в войну.

Здесь же следует отметить еще одну особенность данного региона. В случае эскалации конфликта и возможного решения подключить миротворческие силы для разделения сторон этому всячески будет препятствовать Тегеран, который не раз заявлял, что не потерпит у своих северных границ вооруженных представителей каких-либо третьих сил. Возможно именно поэтому после апрельской карабахской войны Минская группа ОБСЕ занимается практической реализацией венских и санкт-петербургских соглашений, предусматривающих введение на линии соприкосновения конфликтующих сторон системы мониторинга и появление международных наблюдателей.

Довольно многие и в регионе, и на Западе полагают, что Россия заинтересована лишь в поддержании статус-кво в карабахском конфликте — ни мира, ни войны. Россия, безусловно, заинтересована в сохранении своего влияния в регионе, но не может позволить себе новую войну; ведь тогда ей придется поддержать Армению и потерять все, чего удалось добиться в отношениях с Азербайджаном.

Возвращаясь к началу нашей статьи, можно сказать, что если в плане Карабаха, как и остальных открытых или замороженных конфликтов, дожидаться завершения естественного процесса полной трансформации пост-имперского пространства без рычагов международного регулирования, мы получим совершенно непредсказуемые результаты с крайне тяжелым практически для всех государств региона исходом.

Теймураз Туманишвили

Кавказский Институт Стратегических Исследований

Комментарии

Похожие Статьи

  • Самый популярный астролог Грузии сделал прогноз на 2018 год  

    Самый популярный астролог Грузии сделал прогноз на 2018 год  

    Михаил Цагарели. Фото Metronome.Ge ТБИЛИСИ, 13 декабря  – Новости-Грузия. Самый популярный в Грузии астролог Михаил Цагарели подвел итоги уходящего года и рассказал о том, чего ждать стране в политической и финансовой жизни в наступающем 2018 году. Каким был 2017 год или «Кто есть кто?» По словам Цагарели, последние три года: Козы, Обезьяны и Петуха, были сложными

  • Мэрия Тбилиси разработала план по вывозу мусора в ночное время

    Мэрия Тбилиси разработала план по вывозу мусора в ночное время

    ТБИЛИСИ, 13 декабря  – Новости-Грузия. Столичная мэрия и компания «Тбилсервис групп» завершили разработку плана по вывозу мусора в ночное время, сообщила заместитель мэра Тбилиси Майя Битадзе на заседании городского правительства. В настоящее время «Тбилсервис групп» производит вывоз отходов в дневные и утренние часы. Столичный мэр Каха Каладзе ранее поручил изменить существующую схему с тем, чтобы не

  • Министр образования Грузии поговорил со школьниками о буллинге

    Министр образования Грузии поговорил со школьниками о буллинге

      Фото mes.gov.ge ТБИЛИСИ, 13 декабря  – Новости-Грузия.  «Послушаем учеников» — министр образования и науки Грузии Михаил Чхенкели начал цикл встреч со школьниками для обеспечения безопасной и здоровой среды в публичных учебных заведениях. Об этом сообщается на официальном сайте министерства. Министр намерен провести встречи не только с учениками и студентами, но и с родителями и

Яндекс.Метрика