Нино Катамадзе: Я хотела стать меццо-сопрано, но стала певицей-хулиганкой

2017-02-12T21:43:47+00:00 12 Фев, 2017, 21:43|Главное, Грузинская музыка, Новости|

ТБИЛИСИ, 12 февраля – Новости-Грузия. Певица Нино Катамадзе встретилась с поклонниками в Тбилиси и предельно откровенно рассказала им о своем творчестве и личности.

Своих фанатов, собравшихся в «Национальном зале имени Святой горы Афон», исполнительница сразу предупредила, что пришла не на разговор, а на исповедь.

Катамадзе призналась, что в юности была взбалмошной и эмоциональной, из-за чего у нее были сложные отношения с родителями.

«Я не могла принять те стандарты, которые предлагала мне моя семья. Я хотела жить, а не выполнять какие-то обязанности. У моей же семьи были некие стереотипы, согласно которым я непременно должна была выйти замуж, но я так не поступила», — сказала Катамадзе.

 

Несмотря на прошлые разногласия с родными, певица не раз отметила, что росла в атмосфере добра и любви, и что до сих пор берет с собой на гастроли платок бабушки или мамы.

Сегодня Нино называет себя из прошлого «деревенским хиппи». «Ходила вся в металле, порванных джинсах, курила «Приму»», — вспоминает она. Исполнительница говорит, что никогда не имела проблем с алкоголем, однако, в ее жизни был период, связанный с наркотиками.

«Я была зависима от наркотиков пять лет. Сегодня я считаю, что если бы не они, я бы не поняла, что значит быть зависимым от чего-то плохого. Именно благодаря Богу, я дала слово бросить их и с содроганием до сих пор его держу», — призналась Катамадзе.

Бунтарским характером отличалось и раннее творчество Нино Катамадзе. Певица, поступившая на классическое отделение музыкального училища, отказывалась слушать наставления педагогов, полагаясь на собственное чувство высокого.
Тем не менее, по словам Нино, подход к сложному подростку сумел найти технический директор училища Сосо Барданашвили, а педагог по вокалу Мурман Махарадзе научил ее улавливать музыку окружающего мира и эмоций.

«Мурман Махарадзе говорил мне, что музыка — это язык Бога. Это, действительно, был учитель моего сердца и моей души. Я часто гостила у него: он выпивал чачу, которую очень любил, и мы распевали на наш лад классические произведения. Именно благодаря моему учителю я поняла, что у классической музыки нет никаких рамок, а, наоборот, у нее самая большая свобода. Кстати, я очень хотела стать хорошим меццо-сопрано, но стала певицей-хулиганкой», — сказала исполнительница.

Катамадзе призналась поклонникам, что до сих пор часто бывает смешной и непонятной для публики: «Это происходит, потому что мой разум и сердце где-то в одной плоскости, а реальность от меня порой требует совсем другого. И я часто смешно себя веду, смешно одеваюсь. Могу даже так ответить, что подумают, что я сумасшедшая».

Катамадзе не боялась быть смешной и в общении с фанатами и много шутила на встрече. Например, со смехом утверждала, что прежде появилась курица, а не яйцо. «Это вам Курицына говорит», — аргументировала певица (фамилию Катамадзе можно перевести на русский, как Курицина).

 

Говоря о своем стиле, джаз-исполнительница отметила, что ей всегда была близка дисгармония звука: «Мне скорее понравится бы тракторист, поющий от всего сердца, чем вокалист, верно берущий ноты», — говорит она. Вместе с тем, Нино считает, что ее уровень и качество исполнения соответствуют вызовам и потребностям времени и публики.

«Когда ты поешь, у тебя должны болеть все клетки тела. Поэтому мне даже легче провести целый концерт, чем спеть всего две песни. Потому что в эти две песни я не могу выложиться. Музыка – это возможность быть самой собой, шанс говорить о своей природе. Когда я пою, я распустив волосы, летаю в лесу. И когда тебе дается эта свобода, и у тебя есть для этого необыкновенные музыканты, оркестр, не может быть, чтобы песня была посвящена кому-то одному. Мои песни в первую очередь направлены к небу, а потом – ко всему залу», — отметила Катамадзе.

Встреча с Нино Катамадзе была заявлена, как беседа, однако исполнительница все же спела.

Певица затронула вопрос отношений Тбилиси и Москвы, а также объяснила, почему она продолжает выступать в России. Катамадзе отметила, что она не выступает на корпоративах у российских политиков, а на любых концертах поет только на грузинском.

«Да, я поехала туда в 2008, когда все отказались. Я знала, куда я еду. Я помню в зале в знак того, что самое важное –любовь, меня встретили гениальные Валентин Гафт и Галина Волчек. Каждый мой концерт и приезд в любой город – это прежде всего выражение любви и добра, там, где ее не хватает. Потому что там, где война должны звучать песни. Там, где холод – должно появляться тепло. В противном случае мы вечно будем воевать. А когда же любить?», — вопрошает Нино Катамадзе.

Как заключила дива грузинской музыки, на ее концерты,будь то выступление в Москве либо в Нью-Йорке, всегда приходят люди, которые относятся к Грузии с исключительной любовью. И певица каждый раз повторяет им единственную фразу: «Приезжайте в Грузию!»