|  | 

Литературное кафе

О верблюдах, песках и коттеджном строительстве

 Вадим Скардана

кадр из мультфильма

кадр из мультфильма

Куче песка во дворе рады детеныши и кошки, а вот дядя Гурами — не очень. Потому что из этой кучи надо потом выковыривать собственных сыновей, и песок будет по всей квартире, а там, между прочим, паркет. Дядя Гурами — первый в жизни у Димы знакомый милиционер, а никакой не дядя Степа из книжки. Хрен бы этот Степа разрешил залезть к нему в ванную с бельем и, окопавшись, обстреливать любого, кто попал в засаду, в смысле, пришел мыть руки. Удавился бы, жлобяра, знаем мы таких. А песок завезли соседи со второго этажа, им надо лоджию закрыть, и будет еще одна комната, так все делают, а потом остановиться не могут. Чарли Чаплина из фильма «Новые времена» помните? Всю смену закручивал гайки у конвейера, а после, не выпуская инструмента, пошел в народ — сворачивать носы: победа навыка над здравым смыслом, как-то так. Вот и тут, — один высунулся на полшишки, и понеслось: дом с тылу теперь как кубик Рубика на полпути к гармонии, а двор  в итоге смахивает на прямую кишку, в которой с трудом  разъедутся два авто, да и то сказать, с матюгами. Детям это уже все равно, у них теперь есть тыкалки, простите, гаджеты, а двор — без надобности. Но попадаются среди них и такие, что приговорены к куче с песком на всю жизнь.

«Человек сложный» говорят в случаях, когда по тем или иным причинам не выходит сказать «редкая скотина.» Так вот, господин Шишликашвили был человеком крайней сложности. Скажу больше — он усложнял жизнь всему одушевленному на несколько гектаров вокруг. А уж если пребывал в обществе подруги жизни — вот тут всех святых выноси, хотя, думаю, их туда и не заносили, — в ужасе шарахались и ползли прочь, теряя хоругви и замена. По совместительству он возводил себе коттедж. Стройка в их семье была привычной и вечной, как неизлечимая болезнь, поскольку промеж супругов не водилось согласия ни по одному пункту. Шестьсот сорок восьмая по счету бригада строителей разбирала и собирала по новой семьдесят четвертый вариант мансарды, нарисованный с проклятиями восемьдесят вторым архитектором. Дима стал восемьдесят третьим. Он еще с детства подозревал, что от песка и стройки так просто не отделается.

Вернемся к лоджиям. Одна такая должна была завершать мансарду со стороны двора. Шишликашвили не возражал. Строительную бригаду он в этот раз нашел сам. Пролетариат в полном составе доставили из Молдовы, с ними на объекте завелся кот, но отечественный, приблудный. Имена у гегемонов были как у римских патрициев: Корнелл и Марцелл. Появлялся еще Игнат, тот тянул уже на сенатора: кудри, монетный профиль, второй подбородок, личный транспорт. Труда он, согласно статусу, избегал, — подвозил на зашпаклеванной «копейке» стройматериалы и не задерживался. Когда Дима увидел, что цилиндрическая по задумке колонна в их исполнении вышла граненой как карандаш, он затосковал. Но главное было впереди. Перечертив каждый фасад раз по 15, Дима попросился у начальницы на другой объект. Он даже договорился с Магой Гаджиагаевым, что тот заменит его, благо, все одно, ненадолго. Мага был боевой друг еще с общаги, знал про стройку всю правду и все же почти уже согласился, но тут напоролся на жену заказчика и пересмотрел концепцию.

-Я  вообще сомневаюсь, что она — живородящая, — в ужасе сказал он. — Змеи ведь яйца откладывают, разве нет?

Хозяйской супруге вдруг пришелся не по вкусу уже готовый проем из спальни на лоджию. Он был стандартным, г-образным: часть до пола — дверь, хвостик буквы — примыкающее оконное отверстие. Сперва все ее, гюрзу, устраивало, но так то ж было раньше. Дима предложил сделать другое окно, круглое. И высоко — почти под самым коньком двускатной крыши. Дверную часть, ясное дело, сохранить. Шишликашвили (удивительно!) сразу согласился, написал своей рукой на чертеже «заложить оконный проем» и поставил подпись. Диме было велено нести бумагу в таком виде строителям, чтоб не теряли время и бегом делали, что написано, а самому готовить вариант с круглой версией. Дима поступил как просили, а назавтра повез чертеж с новым окном на утверждение заказчику, до того заглянув на стройку. Стройка оказалась с сюрпризом — патриции резво заложили кирпичом ДВЕРНУЮ часть проема и добросовестно оштукатурили. На лоджию можно было попасть теперь только через окно. Как говорили на уроках физкультуры, с высоким подниманием бедра.

-КудЫ уходят верблюдЫ? В никудЫ, — только и сказал Дима. Непроходимость головного мозга была не по его части. Напоследок он лишь дал совет вернуть все в обратный зад по-доброму.

-Давай посмотрим как хозяин решит, — с плебейской непосредственностью сказали патриции.

Хозяин решил бригаду уволить и гнать ногайками до самой границы. Диму потянуло вслед за ними.

-Подожди уже, — посоветовала начальница, — он дозреет и попросит заменить тебя другим сотрудником. Все будет вроде как по любви. Дипломатия, понял?

Дима понял, но ушел сам, забрав со стройки кота.

Комментарии

Яндекс.Метрика