Обзор прессы: Пять вещей, которые белорусы не против позаимствовать у Грузии

2017-03-02T17:33:31+00:00 02 Мар, 2017, 17:32|Главное, Новости, Пресс-дайджест|

В отношениях Беларуси и Грузии произошел прорыв, считает Александр Лукашенко. Именно это он сказал гостящему в Минске в эти дни грузинскому коллеге Георгию Маргвелашвили. Тем временем в самой Грузии за последние 13 лет произошло столько прорывов, что в отбывающий самолет Маргвелашвили было бы неплохо посадить все наше правительство на визит по обмену опытом.

Журналист белорусского издания TUT.BY  Артем Шрайбман рассказывает о пяти достижениях Грузии, из которых Беларуси, по его мнению, было бы полезно вынести свои уроки.

Упрощение условий ведения бизнеса

За последние 13 лет Грузия прошла впечатляющий путь в улучшении делового климата. В рейтинге Doing Business страна была на 100-м месте в 2005 году, на 16-м — по итогам прошлого года. С 2007-го Грузия выпадала из двадцатки лидеров по этому показателю лишь однажды.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Добиться этого удалось масштабной либерализацией экономики, реформой госаппарата и налоговой системы. Государство почти ушло из экономики, оставив за собой 6−7% в доле ВВП. В госсобственности остались только трубопроводы, железная дорога и ГЭС «Ингури». Были резко снижены таможенные тарифы, сняты количественные ограничения на импорт и экспорт, сокращено количество лицензий и кардинально упрощен документооборот.

Чтобы повысить прогнозируемость ситуации в экономике для инвесторов, в 2011 году парламент единогласно одобрил Акт об экономической свободе. Закон установил пределы для госдолга, максимальной доли бюджета и его дефицита от ВВП, запретил создание внебюджетных госфондов, уравнял в правах резидентов и нерезидентов, ввел свободу ввоза и вывоза денежных средств через границу страны. В Грузии ввели пост налогового омбудсмена и разрешили вводить новые налоги только через референдум. За годы реформ из 26 налогов осталось шесть. Ставки старых налогов были снижены. Мелкий бизнес (оборот до 11,2 тыс. долларов в год) освободили от налогов вообще.

Некоторые грузинские реформы могут быть слишком резкими для Беларуси (например, отмена минимальной зарплаты), но это не значит, что стоит игнорировать успехи остальных мер.

Дебюрократизация и борьба с коррупцией

За годы реформ в Грузии в два раза сократилось число занятых в госсекторе, на 35% — персонал министерств, число которых урезали с 18 до 13. Из 85 тысяч сотрудников МВД под сокращение попали 75 тысяч, включая всю ГАИ, 14 тысяч сотрудников которой уволили в один день. Затем набрали новых по конкурсу на увеличенную зарплату. Через схожее «очищение» прошли таможенная, налоговая службы и прокуратура.

Пожарную инспекцию упразднили, при этом снизилось число гибелей при пожарах. Упразднен также обязательный техосмотр транспорта, упразднены антимонопольная служба и инспекция цен.

По всей стране появились Дома юстиции — место, где оказываются все услуги госорганов населению и выдаются все справки и сохранившиеся лицензии. Некоторые из них, как и полицейские участки, символично сделаны прозрачными.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Дом юстиции в Тбилиси. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

По данным Международной финансовой корпорации, лишь 2% грузин после реформ давали взятки или слышали о том, что кто-то это делал.

Безвизовый режим и туризм

Грузия с самого начала реформ начала открываться миру: граждане почти 100 стран мира (всех, у кого душевой ВВП больше 10 тыс. долларов) получили полный безвизовый режим. Процедура получения виз для других была упрощена, в стране легализовали двойное гражданство.

Открытость миру плюс инвестиции в туристическую инфраструктуру дали свой результат. При населении в 3,7 млн человек в 2014 году в Грузию приехало 4,2 млн туристов. В 2015 году это число выросло до 5,6 млн. Для сравнения — почти 10-милионную Беларусь в 2015-м году посетили всего 300 тысяч туристов.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
«Город любви», так грузины называют горный городок Сигнахи, который стал местной жемчужиной за последнее десятилетие. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Параллельно Грузия довела до конца переговоры о безвизовом режиме с ЕС, и весной этого года ее граждане уже смогут им воспользоваться.

Реформа образования

При Михаиле Саакашвили в школе с первого класса ввели обязательный английский язык, а детям стали выдавать нетбуки. Сертификация учителей стала также включать тесты на знание английского и навыков работы с компьютером. В Грузии появился специальный фонд для поддержки образования студентов в лучших зарубежных вузах.

Новая власть не прекратила реформы. Президент Маргвелашвили, который сегодня гостит в Беларуси, сам возглавлял грузинское Минобразования. С 2017 года, например, объявлено о двукратном увеличении зарплат учителям в среднем до 350 долларов, ведущим учителям — до 500 долларов (в Грузии есть четыре категории учителей: педагоги-практики, старшие педагоги, ведущие учителя и учителя-менторы).

Другой элемент реформы касается профессионального образования, в нее внедрят немецкий опыт. 37 колледжей по всей Грузии будут вести обучение совместно с предприятиями, где студенты будут проводить больше времени, чем за партой. Им также будут платить минимальную зарплату.

Уход от зависимости от России

Как и многие соседи России, Грузия зависела от поставок российского газа и рынка сбыта. Конфликты с Москвой вынудили кавказскую республику диверсифицироваться. В 2006 году Грузия перешла на закупку азербайджанского газа, оставив долю России на уровне 10% (часть транзитного газа, который идет через Грузию в Армению). Ничего в этом вопросе не изменилось и после прихода к власти партии «Грузинская мечта», олигарха Бидзины Иванишвили, который владеет 1% акций «Газпрома».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В 2006 году после введения эмбарго на грузинское вино и минералку в России эти важные для Грузии экспортные продукты потекли на новые рынки. В случае с вином, почти 90% которого экспортировалось в Россию, это потребовало серьезных инвестиций в качество продукта и подтолкнуло развитие традиционного грузинского виноделия. Российский рынок стал восстанавливаться лишь после начала налаживания отношений в 2012 году. Но соглашение об ассоциации с ЕС и выход на европейские рынки уже дал о себе знать: в 2003 г. на Евросоюз и Россию приходилось по 18% грузинского экспорта, в 2016-м — на ЕС — 27%, на Россию — меньше 10%.

Надо ли объяснять, почему это важный урок для Беларуси, чье мясо и молоко сегодня почти полностью идут на российский рынок с его придирчивым Россельхознадзором?