Посол Франции: Реакция властей Грузии на заявление Путина была положительной

2019-07-12T20:31:04+04:0012 Июл, 2019, 18:06|Главное, Новости, Политика|

ТБИЛИСИ, 12 июля – Новости-Грузия. Реакция Грузии на заявление президента России Владимира Путина о том, что он не поддерживает санкции, была положительной, заявил посол Франции в Грузии Паскаль Менье в эфире Общественного телевидения.

«Первая реакция России была эмоциональной. Если мы принимаем, что эмоциональная реакция в Грузии последовала за тем, что российский депутат оказался в парламентском кресле, то мы можем допустить, что и в России могла быть эмоциональная реакция на то, что депутату их парламента пришлось прятаться и уехать. Но после эмоций, пришло время вернуться к реальности и ответственности. Реакция Грузии на заявление Владимира Путина о том, что он не поддерживает санкции, была положительной», — сказал Менье.

Серьезное обострение отношение между Грузией и Россией произошло после того, как с 20 июня в Тбилиси начались акции протеста в ответ на приезд в Грузию российского депутата госдумы Сергея Гаврилова, выступившего в парламенте Грузии. В ответ президент РФ Владимир Путин запретил авиаперелеты в Грузию с 8 июля под предлогом обеспечения безопасности российских граждан.

Затем произошел еще один скандал – ведущий авторской передачи на телекомпании «Рустави-2» Георгий Габуния на русском языке обругал президента России в прямом эфире, используя нецензурные выражения. В ответ Госдума предложила запретить экспорт вина, минеральной воды из Грузии, а также ограничить денежные переводы. Однако Путин неожиданно заявил, что не стал бы вводить санкции против Грузии и подчеркнул, что делает это «из уважения к грузинскому народу». В той же беседе президент РФ заявил, что «в 1918 году Грузия с помощью Германии оккупировала Абхазию, а в 1919–1920 годах устроила геноцид в «Южной Осетии».

Власти Грузии приветствовали и положительно расценили позицию Путина по санкциям. Вторую часть его заявления члены правительства изначально оставили без комментариев. Только на следующий день, отвечая на вопрос журналистов, премьер-министр страны охарактеризовал слова российского президента как «фундаментально неправильную интерпретацию фактов».