Прокуратура не подтверждает заявление Мерабишвили о его тайном выводе из тюрьмы

2017-02-22T18:00:46+00:00 22 Фев, 2017, 18:00|Главное, Новости, Политика|

ТБИЛИСИ, 22 февраля – Новости-Грузия. Главная прокуратура Грузии завершила расследование возможного вывода из тюремной камеры отбывающего наказание экс-министра внутренних дел Вано Мерабишвили из-за «отсутствия состава преступления».  Об этом говорится в распространенном сегодня сообщении на сайте прокуратуры.

Речь идет об инциденте, который стал основанием для решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), вынесенного в июне 2016 года по делу «Мерабишвили против Грузии», согласно которому, права Вано Мерабишвили во время его пребывания в предварительном заключении были нарушены. В ответ на решение ЕСПЧ прокуратура Грузии возбудила уголовное дело по статье «превышение служебных полномочий» и пообещала провести проверку.

Мерабишвили и его адвокаты утверждают, что ночью 14 декабря 2013 года его тайно вывели из тюрьмы и отвезли на встречу с главным на то время прокурором Грузии Отаром Парцхаладзе, который требовал от Мерабишвили дать показания по делу о гибели экс-премьера страны Зураба Жвания и предоставить номера банковских счетов Михаила Саакашвили.

«Главная прокуратура Грузии завершила текущее расследование по факту возможного вывода из камеры учреждения по исполнению наказания Иванэ Мерабишвили. Проведенное расследование не подтвердило заявленный Мерабишвили факт преступления.  Разносторонним, полноценным и объективным следствием, проведенным по делу, не подтвердился и был исключен незаконный вывоз Мерабишвили из пенитенциарного учреждения №9 14 декабря 2013 года, из-за чего прокуратура Грузии прекратила следствие из-за отсутствия состава преступления», — говорится в сообщении.

В Главной прокуратуре отмечают, что в рамках следствия были изучены записи 18 видеокамер, расположенных на улицах Тбел Абусеридзе, Кетеван Цамебули, площади Чолокашвили и Гулиа, а также у станции метро Исани.

Следствие утверждает, что именно по этому маршруту, по словам Мерабишвили, его отвезли к Главному прокурору.  Кроме того, следователи изучили и записи той видеокамеры, которая полностью покрывает единственную автомобильную дорогу, ведущую ко входу в тюрьму №9 на проспекте Кетеван Цамебули, в том числе и вход в пенитенциарное учреждение.

«В период, на который указал Иванэ Мерабишвили и по указанному им маршруту, не было обнаружено передвижения автомобиля типа «джип» с высокой проходимостью, на котором, якобы, его незаконно вывезли из учреждения. Указанные видеозаписи также прошли через экспертизу, на основании заключения которой было установлено, что на видеозаписях нет следов монтажа», — добавили в Главной прокуратуре.

В рамках следствия были изъяты и журналы специального учета тюрьмы №9, которые велись в декабре 2013 года и фиксировали прибытие и выезд транспортных средств в тюрьму, вход и выход людей, следователей, прокуроров, адвокатов, осужденных и обвиняемых как из камер, так и с территории тюрьмы.

В указанных журналах не зафиксирован вывоз или ввод Вано Мерабишвили на территорию тюрьмы и въезд или выезд какой-либо машины. Экспертизу провели и журналам, которая установила, что страницы никто не вырывал, а также никто не правил уже сделанные там записи, — отмечается в сообщении.

Следователи прокуратуры опросили более 50 свидетелей по делу, в том числе и всех сотрудников тюрьмы №9, которые работали 14 декабря 2013 года. Все они категорически опровергли факт вывоза Мерабишвили из тюрьмы.

В качестве свидетеля опросили и бывшего Главного прокурора Отара Парцхаладзе, экс-главу департамента по исполнению наказаний Минпробации Грузии Дмитрия Дарбаисели, начальника тюрьмы и его заместителя. Указанные свидетели также не подтвердили заявления Вано Мерабишвили.

Решении ЕСПЧ о возможном вывозе Мерабишвили из тюрьмы подкреплено заявлением бывшего главного советника главы департамента по исполнению наказаний Лали Морошкиной, которая в мае 2014 года сказала, что «даже ребенок знает, что Мерабишвили вывез из камеры Дмитрий Дарбаисели».

«Однако в показаниях, данных следствию, Лали Морошкина разъяснила, что о заявлении Иванэ Мерабишвили, в котором последний указывает на незаконный вывоз из камеры, для нее стало известно из СМИ. А что же касается ее заявления, то оно  не соответствует действительности и было «интерпретацией журналиста», — отдельно подчеркивают в прокуратуре.

Таким образом, Вано Мерабишвили оказался единственным свидетелем, который утверждал, что его незаконно вывезли из камеры. В прокуратуре отмечают, что когда экс-министр внутренних дел писал объяснительную в январе 2014 года, он сказал, что его вывел из камеры директор тюрьмы, который один зашел к нему, а когда у него взяли показания позже, то он сказал, что вместе с директором тюрьмы к нему зашел некий мужчина по имени Дито.

Кроме того, когда он писал объяснительную, сказал, что он мог опознать тех двух человек, которые посадили его в машину и доставили в административное здание департамента по исполнению наказаний, но тогда «не посчитал нужным» их описать.

Он также «не посчитал нужным» описать комнату и расположенный там инвентарь, где он якобы встретился с Отаром Парцхаладзе и Дмитрием Дарбаисели.

Во время объяснительной Мерабишвили также заявил, что в машине, в которой его перевезли из тюрьмы в административное здание департамента по исполнению наказаний, помимо него самого сидели еще трое – водитель и два неизвестных ему человека, сидящих на заднем сиденье.

Но при даче показаний он сказал, что один человек сидел еще и рядом с водителем.  «Исходя из этого, показания Мерабишвили необоснованные, непоследовательные и противоречат доказательствам, существующим в деле», — заключили в Главной прокуратуре.

Следствие также утверждает, что записи с камер видеонаблюдения, установленные в самой тюрьме, хранятся в течение 24 часов. А так как Мерабишвили заявил об инциденте спустя три дня после случившегося, просмотреть записи не удалось.

Кроме того, по данным прокуратуры, спустя два дня после инцидента — 16 декабря 2013 года, Мерабишвили встретился со своими адвокатами: Георгием Чивиашвили, Степане Туманишвили, Отаром Кахидзе и Георгием Ониани.

Только Георгий Ониани дал показания следствию и сказал, что несмотря на то, что он встречался с Мерабишвили на второй день после инцидента, об этом ему известно лишь то, что распространилось в СМИ. Он также не может вспомнить, был ли разговор об этом с Мерабишвили.

Отар Кахидзе, Степане Туманишвили и Георгий Чивиашвили отказались давать показания прокуратуре, а Кахидзе дополнительно заявил следствию, что не владел информацией, связанной с фактическими обстоятельствами возможного вывода Мерабишвили из камеры.