«Рустави-2» рассказало о главном свидетеле в «деле о цианиде»

2017-02-15T14:10:32+00:0015 Фев, 2017, 14:09|Главное, Новости, Общество|

ТБИЛИСИ, 15 февраля – Новости-Грузия. Главным свидетелем прокуратуры по делу протоиерея Георгия Мамаладзе, которого прокуратура обвиняет в попытке отравить иерарха патриархии,  является его родственник и журналист Ираклий Мамаладзе. Об этом сообщает  телекомпания «Рустави 2» со ссылкой на конфиденциальный источник.

Ранее «Рустави 2» со ссылкой на конфиденциальный источник в патриархии первой  распространила информацию о том, что власти еще 10 февраля арестовали   протоиерея Георгия Мамаладзе в Тбилисском аэропорту. Этот внезапный арест вызвал слухи о том, что была попытка отравить Католикоса-Патриарха Всея Грузии Илию Второго, который с прошлой недели находится на лечении в берлинской клинике.

Последующие официальные заявления прокуратуры и представителей правительства Грузии полностью подтвердили эту версию. Обвинение утверждает, что в багаже священника обнаружили яд цианид, а премьер и несколько министров объявили, что «предотвращено страшное преступление, которое могло вызвать дестабилизацию в стране».

Между тем в патриархии отказываются делать комментарии, а сам арестованный протоиерей категорически отрицает предъявленные обвинения.

По данным «Рустави 2», главным доказательством вины обвиняемого священнослужителя является некая скрытая аудиозапись, однако патриарх в этом разговоре не упоминается.

«Мы знаем, кто записал этот скрытый материал, о котором говорит прокуратура, и который является одним из главных доказательств против отца Георгия. Это был журналист Ираклий Мамаладзе. По сведениям источника, именно он сделал эту скрытую запись. Совпадение фамилий — не случайность, он является родственником отца Георгия Мамаладзе», — сказал ведущий ток-шоу «Арчевани» на телеканале «Рустави 2» Георгий Габуния.

Георгий Панцулая — адвокат арестованного священнослужителя, сообщил в эфире передачи, что «знает, о ком идет речь».

«Разумеется, я не могу назвать имя и фамилию того, кто является так называемым  главным свидетелем прокуратуры, хотя, конечно же, из материалов дела у меня есть информация о том, кто это. Я только могу сказать, что у меня есть определенные версии, почему этот человек  был вынужден пойти на все это», — сказал адвокат.

Сам журналист Ираклий Мамаладзе сегодня  подтвердил, что давал показания по данному делу.

«Я поступил как законопослушный гражданин и сотрудничал со следствием, исходя из того, что мы имели дело с тяжелым преступлением, которое, к счастью, удалось предотвратить. У меня лично было два выбора: либо я должен был быть вовлечен в преступление, либо должен был уличить людей, которые планировали тяжелое преступление», — сказал Ираклий Мамаладзе.

По его словам, такое преступление не мог запланировать и осуществить только один человек, поэтому следователи должны найти других виновных по данному делу.

«Есть множество доказательств, есть видео и аудиозаписи… Пусть тот, кто использует право молчания выйдет и скажет, куда он ехал, что и почему он увозил с собой и кто стоял за всем этим», — сказал журналист, указывая на отца Георгий Мамаладзе, который пока отказывается давать показания.

При этом Ираклий Мамаладзе выразил недовольство действиями телекомпании «Рустави 2», которая озвучила конфиденциальные детали дела. Он не исключил, что заявление, сделанное в «Арчевани», помешает ходу следствию, так как был назван главный свидетель обвинения.

«Меня и в эти минуты защищает государственная охрана… Я получил огромный стресс, огромный удар, когда меня уличили в прямом эфире, сказав, что это я сделал записи. Даже если я сделал запись о том, что планируется преступление – разве это постыдно, или это преступление, или это незаконно?.. Я это сделал, потому что я обыкновенный законопослушный гражданин», — заявил журналист.

Народный защитник Уча Нануашвили накануне навестил протоиерея Георгия Мамаладзе в заключении. По словам Нануашвили, задержанный решил воспользоваться правом молчания в том числе и потому, что ожидает благословения патриархии на то, чтобы защитить свою позицию. Не делает четких заявлений и его адвокат, с которого прокуратура взяла подписку о неразглашении данных следствия и обстоятельств дела.

Такое положение  Народный защитник считает несправедливым, так как обвинение и защита поставлены в неравные условия.

«Стороне защиты должны дать возможность защитить обвиняемого. У них реально отняли это право и теперь у стороны обвинения есть возможность говорить о деталях дела, а у стороны защиты — нет. Это очень серьезное правонарушение. И я надеюсь, что это правонарушение будет исправлено очень скоро», — отметил Нануашвили.

Он также выразил надежду что в ближайшем будущем на все вопросы по этому делу будут даны адекватные ответы.