Семь мифов о советизации Грузии – мнение историка

2017-02-25T14:51:23+00:0025 Фев, 2017, 14:12|Главное, Новости, Страницы истории|

Фото: Блог Независимой Грузинской Республики

ТБИЛИСИ, 25 февраля – Новости-Грузия. Что нам известно о вторжении Красной армии в Грузию в 1921 году?

В феврале 1921 года в молодую демократическую республику с трех направлений вошли силы 11-й Красной армии, после чего столица Грузии пала, правительство бежало в эмиграцию и власть захватили большевики. За этими известными большинству фактами стоит история, полная драматических событий, и общество не всегда имеет о них правильное представление.

Историк Димитрий Силакадзе считает, что даже в грузинском обществе существует много мифов и неточностей по поводу советской оккупации Грузии.

Фото: Димитрий Силакадзе

Он указывает на то, что устойчивые мифы, подобно тому, что «Тбилиси защищали от Красной армии только юнкера», распространялись десятилетиями. Объяснений этому много: советская идеология, мемуарная литература, которая субъективна и зачастую не застахована от неточностей, а также искаженные и интерпретированные устные рассказы. Между тем историография уже дала четкий ответ по поводу событий, которые зачастую неверно преподносятся даже в прессе.

«Новости-Грузия» публикует в переводе на русский язык статью историка, докторанта Тбилисского Госуниверситета Димитрия Силакадзе, впервые напечатанную в журнале «Историани» в 2016 году.

Миф Первый. Тбилиси защищали только юнкеры.

В то время, когда 11-я армия советской России подошла к Тбилиси, в военной школе грузинских юнкеров, согласно списку, числилось только 183 курсанта. Из них 166 принимали участие в боях в правом секторе обороны Тбилиси, еще часть находилась в госпитале, а другие были распределены на призывных пунктах.

В целом Тбилиси защищали части регулярной армии и народной гвардии — до 10 тысяч солдат и офицеров. Среди них курсантов военной школы юнкеров было только 166.

Миф Второй. Большинство юнкеров погибли на поле боя.

Мы часто слышим в информационных сообщениях, что большинство юнекров погибли на поле боя.

На самом деле в боях погибло только девять юнкеров, их имена известны: Александр Ахвледиани, Платон Долидзе, Шалва Эристави, Павле Якобашвили, Леван Канделаки, Отар Лорткипанидзе, Михаил Лолуа, Иосиф и Илия Джандиери.

Во время войны было ранено 43 юнкера. Часто также отмечают, что юнкеры погибли и в Батуми, в битве с турками, хотя точно известно, что юнкеры не принимали участия в батумской битве.

Также часто называют юнкерами всех, кто погиб в войне 1921 года — солдат, офицеров, добровольцев, что не соответствует действительности. Существует точный и полный список имен курсантов, а также список погибших и раненых юнкеров.

Погибшие во время защиты Тбилиси гвардейцы, которых часто называют погибшими юнкерами

Миф Третий. Глава правительства Первой Республики Ноэ Жордания оставил Тбилиси без боя 24 февраля вечером и бежал.

На самом деле решение о том, что правительство должно покинуть Тбилиси 24 февраля вечером принял главнокомандующий грузинской армией генерал Георгий Квинитадзе, так как он считал, что взятие Тбилиси в окружение приведет к неизменному поражению. Поэтому Квинитадзе счел отступление из Тбилиси единственным способом продолжать борьбу.

Согласно законодательству Первой республики, председатель правительства, в этом случае это был Ноэ Жордания, не имел права вмешиваться в оперативные решения главнокомандующего.

Миф Четвертый. После падения Тбилиси грузинские вооруженные силы не оказывали сопротивления.

На самом деле после падения Тбилиси грузинская армия на протяжении еще трех недель вела бои и оказывала сопротивление врагу.

Большая битва состоялась 4-6 марта 1921 года в Хашурском районе и на Лихском хребте, 3 марта — на позициях близ Нового Афона (в Абхазии), только 9 марта пал город Кутаиси.

16 марта 1921 года, когда исход сопротивления, казалось бы, был уже фактически предрешен, командир отряда грузинских бронепоездов Владимир Гогуадзе отправил из Нигоети в Батуми главе правительства Ноэ Жордания телеграмму такого содержания: «Приветствуем вас с бронепоездов. Отряд клянется перед вами бороться за защиту отечества до последней капли крови».

Миф пятый. У Грузинской армии после кавказских войн Российской империи в наследство остался огромный запас оружия, однако правительство не открыло склады и не использовало это оружие соответствующим образом, из-за чего это оружие досталось большевикам.

Из архивных материалов выясняется, что еще к 1918 году, когда была объявлена независимость Грузии, от русской армии осталось гораздо меньше оружия и боеприпасов, чем это было нужно для ведения войны в 1921 году.

Большая часть этих оставшихся боеприпасов были использованы в войнах, которые Грузия вела с 1918 по 1921 годы.

Поэтому после юридического признания Грузии, правительственные грузинские делегации во время переговоров в Европе ставили перед крупными странами в качестве вопроса номер один передачу оружия в дар или получение права на его приобретение.

В Грузию были завезены нескольких небольших партий оружия. Этого количества было явно недостаточно: республика испытывала особенную нехватку винтовок, артиллерии, патронов и мин.

Миф Шестой. На складах было много одежды для военных, хотя они не были во время войны экипированы соответствующим образом.

В своих мемуарах генерал Георгий Мазниашвили писал: «Уже в мае 1921 года из одежды, оставшейся на нашем складе, я сумел с головы до ног одеть 17-тысячную грузинскую Красную армию».

Однако совершенно другую картину показывают архивные документы, в частности, данные Чрезвычайного Комитета, основанные на тайной слежке с марта по август 1921 года.

Грузинское ЧК направляло эти документы в разные государственные и военные ведомства. В отчетах, наряду с важной информацией, описано и существующее в стране военное положение, а также условия в российской и только что созданной грузинской Красной Армии.

Как выясняется, за весь этот период – с марта по конец августа 1921 года, и 11-я армия, и грузинская Красная армия, испытывали большую нехватку в обмундировании и продовольствии.

Также в июле 1921 года, причиной реформирования малочисленной грузинской дивизии и сокращения личного состава называли именно недостаток обмундирования.

Грузинской армии не хватало оружия и боеприпасов

Миф Седьмой. Ноэ Жордания и его правительство постыдно и без боя бежали из Грузии и оставили страну врагу.

Во-первых, следует отметить, что правительство Грузии не сдало страну врагу без боя.

Грузинское государство в мае 1920 года отразило нападение 11-й Красной армии. В феврале-марте 1921 года масштабное наступление Красной армии остановить не удалось, однако вторгнувшемуся в страну врагу оказывалось сопротивление в течение 6 недель.

Кроме того, решение о том, что правительство должно покинуть страну было принято Учредительным собранием – это был избранный на всеобщих выборах высший орган власти. Учредительное собрание объявило о своем самороспуске и передало полномочия правительству. Таким образом, правительство получило возможность отправиться в эмиграцию и оттуда продолжать борьбу. В противном случае и правительство, и Учредительное собрание, попали бы в руки к врагам. В этом случае правительство силой заставили бы объявить об отставке и передать власть Ревкому Грузии.

Это в какой-то степени стало бы легитимацией оккупации страны и было бы представлено как смена власти.

Как отмечает историк Вахтанг Гурули, переехав в эмиграцию, Ноэ Жордания оставил Грузии правовое основание бороться за восстановление независимости.