Тбилисский суд рассматривает дело о ритуальном убийстве со следами каннибализма 

2017-01-17T17:31:21+00:00 17 Янв, 2017, 16:57|Главное, Новости, Общество|

ТБИЛИСИ, 17 января – Новости-Грузия.  В Тбилисском городском суде сегодня состоялось досудебное заседание по одному из самых нашумевших уголовных дел – ритуальному убийству, в котором, возможно, есть следы каннибализма.

 В зверском убийстве 76-летней Любы Кочиашвили обвиняются трое человек:  19-летняя приемная дочь убитой Ирма (Мариам) Кочиашвили, ее приятель 23-летний Бека Шенгелия и еще одна 17-летняя девушка.

Они были задержаны в ноябре 2016 года и обвиняются в убийстве при отягчающих обстоятельствах. Всем троим обвиняемым грозит лишение свободы сроком от 16 до 20 лет или бессрочное заключение.

Также были задержаны за сокрытие преступление Дата Кварацхелия и Автандил  Амиранашвили — их адвокаты собираются обратиться с ходатайством в суд об освобождении под залог в размере 5 тысяч лари (более 1,8 тысячи долларов).

Все пятеро задержанных с ноября находятся в предварительном заключении.

Согласно материалам дела, в ноябре 2016 года Любу Кочиашвили отключили электрошокером, задушили и ударили ножом в ее собственной квартире на улице монаха Габриела Салосского. Все это было заснято на мобильный телефон.

Затем тело перевезли в квартиру Беки Шенгелия, где расчленили, а потом  отвезли на свалку на окраине Тбилиси, облили бензином и сожгли в канаве.

В МВД заявили, что убийство было «ритуальным» и в нем есть признаки  каннибализма, так как один из фигурантов дела съел внутренние органы убитой женщины.

Ирма (Мариам) Кочиашвили сегодня призналась в совершенном преступлении в ходе предварительного судебного слушания.

Мариам Кочиашвили. Фото «Пирвели радио»

«Родители 19 лет меня мучили. Знаю, что общество воспринимает это по-другому, но я хотела видеть эти кадры. Я осознаю, что долгие годы буду находиться в заключении. Мой опыт в   химии и физике углубился. Я собираюсь издать книгу.  Мои приемные отец и мать говорили мне: как ты можешь ходить по земле, когда наша дочь лежит в могиле.  Они испортили мне жизнь. Мы все люди и никто не знает, как  поступит, когда его доведут.  На меня  оказывалось сильное психологическое воздействие», — заявила девушка на предварительном слушании.

Ужасное признание сделал и Бека Шенгелия, который практически сознался в каннибализме.

Бека Шенгелия. Фото «Пирвели радио»

«Я попробовал сердце мачехи Мариам перед ее глазами, и она смотрела на это с восторженным лицом. Мне всегда нравилось манипулировать людьми.  Я сделал из Мариам эстетического монстра. Можно смело назвать Мариам Кочиашвили и ту несовершеннолетнюю девушку моими жертвами», — цитирует слова Шенгелия на слушании радиостанция «Пирвели радио»

«Я прошу следствие описать те суммы, которые я вымогал у Мариам Кочиашвили во время этого психологического террора. Эта сумма превышает 13 тысяч долларов. Мариам сама не дошла бы до мысли убить мать. Прошу следствие оценить психическое состояние Мариам», — сказал обвиняемый.

Бека Шенгелия также признал свою вину, но частично. На предварительном слушании он сказал, что тело Кочиашвили расчленили не из ритуальных побуждений, а для перевозки.

«Я не полностью согласен с обвинением. Расчленение произошло с целью перевозки трупа, а не из-за какого-то ритуального мотива, о котором говорят. Поэтому я не считаю, что это было совершено с особой жестокостью. Хотя, если человека задушить, это своего рода жестокость, но особая жестокость – мучить при жизни. Этого не было», — сказал Бека Шенгелия.

На сегодняшнем досудебном слушании  Бека Шенгелия также заявил, что следователи незаконно добыли его признательное показание.

Он отметил, что рассказывал о случившемся  во время беседы, а не на допросе, и требует изъять эти показания из материалов дела.

«Во время беседы со следователями  я сказал, что все это сделал я и рассказал всю правду – что и как было, но показания я давал во время беседы, и процесс беседы они записали. Это незаконная запись», — сказал  Шенгелия.

Из сообщений  СМИ  стало известно, что Ирма (Мариам) Кочиашвили  была удочерена Любой Кочиашвили и ее мужем после того, как погибла их родная 19-летняя дочь. Соседи говорят, что приемные родители ни в чем не отказывали девочке, однако  убийству предшествовал конфликт в семье из-за того, что девушка часто приходила домой поздно, в нетрезвом состоянии, неаккуратно одевалась и все это было связано с какой-то неформальной группировкой.