The Economist: Иванишвили смотрит на Грузию, как на игровую площадку

2017-07-01T11:31:42+04:0001 Июл, 2017, 11:10|Главное, Новости, Пресс-дайджест|

ТБИЛИСИ, 1 июля – Новости-Грузия. Статья The Economist, посвященная текущей внутриполитической ситуации в Грузии, получила широкий общественный резонанс – грузинские политики и эксперты весь прошедший день обсуждали аналитический материал влиятельного делового издания о роли миллиардера Бидзины Иванишвили как неформального лидера страны.

«Грузия была известна своей эксцентричностью еще во времена, когда она назывался Колхидой, домом Медеи и Золотого руна в греческой мифологии. Но даже по грузинским меркам, последнее хобби Бидзины Иванишвили — самого богатого и влиятельного человека в стране, выглядит экстравагантным. Олигарх-затворник, живущий в замке из стекла и стали на вершине холма в Тбилиси, скупает старейшие и самые огромные деревья в стране. Он выкапывает их, транспортирует по дороге и грузит на корабль, который доставляет деревья в его резиденцию на берегу Черного моря», — говорится во вступлении статьи.

По мнению автора материала, большинству грузин хобби Иванишвили нравится, и многие хотели бы, чтобы миллиардер приобрел дерево и у них. В статье отмечается, что Иванишвили, который сегодня не занимает какого-либо официального поста в правительстве, правит Грузией неформально.

«Образ 100-летнего, 650-тонного тюльпанового дерева, плывущего по морю, стал символом роли господина Иванишвили в Грузии. Миллиардер, который не имеет никакого официального поста, дергает за ниточки из-за кулис и меняет не только физический, но и политический ландшафт. Он стал самой значимой фигурой в грузинской общественной жизни, вычеркнув из нее экс-президента Михаила Саакашвили», — пишет The Economist.

В статье говорится о значимости реформ, проведенных командой Саакашвили после революции 2003 года. Автор считает, что именно партия экс-президента «Единое национальное движение» «решительно модернизировала Грузию, порвав с советским наследием и построив эффективное государство».

Проигрыш «ЕНД» на парламентских выборах 2012 года в The Economist объясняют репрессивной судебной системой.

Издание отмечает, что после смены власти Грузия, в некотором смысле, действительно стала свободнее, чем при Саакашвили. «Количество судебных оправдательных приговоров увеличилось, а страх преследования исчез», — считает автор.

Вместе с тем, отмечается, что «бренд Грузия потерял свой блеск».

«Некогда модель модернизации и одна из немногих постсоветских стран, поборовших коррупцию, теперь стала примером трудностей переходного периода. Критики говорят, что господин Иванишвили смотрит на Грузию, как на игровую площадку. Олигархи в других постсоветских странах завидуют ему».

Несмотря на критику, The Economist добавляет, что коррупция в Грузию не вернулась и подобные предположения являются ошибочными.

Автор статьи приводит мнения бывших соратников Саакашвили, сформировавших собственную партию «Движение за свободу – Европейская Грузия». Так, по мнению Гиги Бокерия, Грузия уже переросла своего бывшего лидера.

The Economist считает, что раскол, случившийся в «ЕНД» после парламентских выборов был выгоден Иванишвили: «Уничтожение партии  Саакашвили стало смыслом существования «Грузинской мечты»».

Издание обращает внимание и на популярность идеи о восстановлении монархии в Грузии.

«Иванишвили обостряет идеологический конфликт внутри страны между модернизаторами и теми, кто ностальгирует. 18 июня авторитетная фигура, патриарх Грузинской православной церкви призвал к восстановлению монархии в Грузии. Несколько лет назад это заявление стало бы объектом презрения молодой, европеизированной элиты. Теперь же, оно заручилось поддержкой одного из представителей этой элиты — спикера парламента и секретаря «Грузинской мечты» Ираклия Кобахидзе», — говорится в статье.

The Economist отмечает, что многие воспринимают действия Иванишвили, как «попытку подорвать президента Маргвелашвили»: «Хотя президент не имел никакой исполнительной власти с 2010 года, он избирается прямым всеобщим голосованием (что хочет изменить «Грузинская мечта») и до сих пор рассматривался в качестве независимого арбитра».

На фоне снижения уровня поддержки, «Грузинская мечта» пытается изменить конституцию, говорится в материале.

«Партия предложила запретить формирование избирательных блоков (несмотря на приход к власти в блоке семь лет назад), установить порог в 5% для прохождения в парламент, и отдать все нераспределенные голоса партии, которая проходит первой. Учитывая фрагментарный политический ландшафт, это может обеспечить «Грузинской мечте» еще 20-30% мест», — отмечает The Economist.

В статье также говорится, что несмотря на рекомендации Венецианской комиссии, парламент на чрезвычайной сессии одобрил измененный вариант конституции, который полностью игнорирует критику со стороны президента, других политических партий и гражданских активистов.

На этом фоне все менее свободно чувствует себя и общественность.

«Независимый азербайджанский журналист, проживающий в Грузии, был похищен в Тбилиси в мае и передан азербайджанским властям. Попытка союзников господина Иванишвили взять под свой контроль оппозиционный телеканал «Рустави 2» не удалась только из-за решения Европейского суда по правам человека», — говорится в статье.

Еще один показательный случай, по мнению The Economist, это нападение на руководителя Службы госаудита Лашу Тордия, который утверждает, что был избит в ночном клубе бывшим главным прокурором Отаром Парцхаладзе. По заявлению Тордия, Парцхаладзе и его телохранители сделали это из-за расследования, касающегося деятельности экс-прокурора, который готовила Государственная служба аудита.

Еще одним испытанием для Грузии станут выборы мэра Тбилиси в октябре. По итогам этого голосования, можно будет сделать первые выводы о тенденциях на парламентских выборах 2020 года, считает автор.

«Согласно реалиям сегодняшней грузинской политики, победа в Тбилиси — это метафорический эквивалент нахождения Золотого руна», — говорится в материале The Economist.