Выборы в Грузии. Продолжение истории

2017-01-11T18:40:36+04:0020 Сен, 2016, 15:48|Аналитика, Главное, Новости, Страницы истории|

9422d8ffd618bb4f157fea745c5a0d7a

Новая независимая Грузии рождалась в муках.

Путч, гражданская война, отягощенная этническими конфликтами, инспирированными из центра, экономический и инфраструктурный коллапс, критическая масса оружия на руках у населения, наличие практически легальных бандформирований и разгул преступности, при полном разрушении государственных институтов.

В январе 1992 года на проспекте Руставели догорал Дом правительства, а президент страны Звиад Гамсахурдиа отправился в изгнание. Было ясно — тогдашняя Грузия представляла собой пример несостоявшегося государства.

Некая территория с произволом и хаосом, царящими внутри.

Кроме того, тот факт, что у власти находилась военная хунта делал практически невозможным процесс признания независимости Грузии международным сообществом.

Поэтому, когда в начале марта в Тбилиси прибыл Эдуард Шеварднадзе. человек не просто многие годы руководивший тогда ещё советской Грузией, но и обладающий серьезным международным авторитетом, так как будучи министром иностранных дел СССР именно Шеварднадзе был одним из главных участников тех исторических событий. которые в конечном итоге привели к концу Союза и возникновению качественно новой ситуации в мире.

Конечно, все понимали какую роль сыграл Шеварднадзе в деле свержения законной власти Грузии, но на тот момент и при сложившейся ситуации большинство населения Грузии вздохнуло с облегчением, увидев, как улыбающийся Эдуард Амвросиевич спускается по трапу в тбилисском аэропорту.

Описывать все перипетии политической борьбы в Грузии того времени, к сожалению, нет времени, а посему перейдем к нашей теме — выборам.

Итак, первые парламентские выборы в уже независимой Грузии состоялись 11 октября 1992 года.

В выборах участвовало 36 политических партий и блоков, а также более четырех тысяч кандидатов. Власти намеренно не установили проходной барьер, для того, чтобы в парламент попало наибольшее число партий, участвующих в выборах.

В итоге представители 26 партий и блоков были избраны в новый парламент. Практически все из этих партий канули в лету, кто сейчас помнит блок “Мир” или «Хартию 91». Единственная из сохранившихся партий, старейшая в Грузии «Национально-демократическая партия», которая, впрочем, находится в настолько реликтовом состоянии, что решила не принимать участия в нынешних выборах.

Но тогда все эти политические силы и представляющие их политики были достаточно актуальны. Именно этот парламент один из организаторов военного переворота и член Госсовета Грузии Джаба Иоселиани охарактеризовал ставшими крылатыми словами — Ну а чего вы хотите? У нас самый профессиональный парламент в мире. Есть профессиональный партаппаратчик, Эдуард Шеварднадзе, профессиональный вор, это я, профессиональная проститутка… Далее Иоселиани назвал имя одной дамы, бывшей членом парламента.

Логика властей, и прежде всего логика Шеварднадзе понятна — в стране бушевала гражданская война. Военные действия в Абхазии принимали все более масштабный характер, в начале осени была сдана Гагра, и жители Грузии впервые столкнулись с настоящей этнической чисткой в стиле дикого средневековья. Большинство этнических грузин, не успевших покинуть Гагру были уничтожены.

Значительная часть проспекта Руставели и площади Свободы, так сейчас называлась площадь Ленина, лежали в руинах. С улиц Тбилиси совсем недавно смыли кровь расстрелянных участников мирных демонстраций в поддержку президента Гамсахурдиа. Бурлила разграбленная Мегрелия и другие регионы Западной Грузии. На улицах столицы беспрепятственно орудовали вооруженные банды, имеющие статус парамилитантских организаций. В стране начались перебои с хлебом.

В этих условиях для Шеварднадзе было жизненно важно купировать политическую деятельность в стенах парламента. не допустить активности улицы, пока не будут созданы государственные институты, способные справится с откровенным бандитизмом. Шеварднадзе это удалось, но это уже другая история. не имеющая отношения к теме выборов.

Совсем в других условиях проходили парламентские выборы 1995 года.

В стране был наведен хоть и относительный. но всё-таки порядок. По крайней мере вооруженные люди не разгуливали по улицам Тбилиси. В начале 1995 года было разоружено одно из самых грозных военизированных формирований, организация Мхедриони, лидером которой был Джаба Иоселиани. Сам Иоселиани был арестован в августе того же года, по обвинению в покушении на Шеварднадзе. Тогда во дворе парламента Грузии был взорван автомобиль, Шеварднадзе отделался легкими ранениями. Группы поменьше были обнулены ещё раньше.

Таким образом Шеварднадзе удалось зачистить политическое поле Грузии от людей с оружием и отформатировать под себя политическое поле.

Был введен пятипроцентный барьер, который не позволил мелким партиям попасть в парламент. Из 235 депутатов 150 избирались по пропорциональной системе, а 85 по мажоритарной. Причем из этих 85 двенадцать депутатов из Абхазии автоматически получили свои места, так как они были избраны мажоритарными депутатами от районов Абхазии на прошлых выборах.

Результаты были следующими: пятипроцентный барьер сумели преодолеть только три партии — «Союз граждан Грузии» (партия Эдуарда Шеварднадзе), «Национально-демократическая партия» и «Союз Возрождения» (партия лидера Аджарии Аслана Абашидзе, который фактически не подчинялся центральной власти и превратил регион в свой собственный феодальный удел).

В блоке вместе с «Союзом Возрождения» в парламент прошла «Социалистическая партия Грузии» во главе с бывшим вице-спикером Вахтангом Рчеулишвили). «Союз граждан» получил 107 мест в новом парламенте, 90 по пропорциональной квоте и 17 мажоритариев. Нацдемократам досталось 34 места. Тридцать один мандат получил «Союз Возрождения».

Новым председателем парламента стал Зураб Жвания, молодой член команды Шеварднадзе, бывший председатель партии зеленых.

Именно Зураб Жвания, будучи председателем парламента Грузии, начал формировать вокруг себя команду молодых реформаторов, которым предстояло сыграть решающую роль в истории Грузии. Впервые в кресле парламентариев оказались такие известные политики, как Нино Бурджанадзе, Гия Барамидзе, а также только что вернувшийся из-за рубежа молодой юрист Михаил Саакашвили возглавил комитет парламента по конституционным и юридическим вопросам.

Ничем другим героическим и примечательным данный парламент отмечен не был, с одной стороны шла кропотливая, рутинная работа по восстановлению страны, именно в этот период Грузия показывала двузначные цифры экономического роста, 10-11 процентов, что было неудивительно, ведь рост был с практически нулевой отметки.

С другой стороны, именно в этот период формировалась та самая коррупционная система безраздельного господства клана Шеварднадзе в Грузии, за исключением Аджарии, где клан Абашидзе действовал еще жестче, которая привела страну к болоту периода 1998-2003 годов.

Существует мнение, что если бы Шеварднадзе погиб во время совершенного на него покушения в феврале 1998 года, он бы вошел в историю как герой. Мнение спорное, но рациональное зерно в нём есть. К 1998 году система созданная Эдуардом Шеварднадзе исчерпала себя.

Сам Шеварднадзе это прекрасно понимал, и именно поэтому позволил Зурабу Жвания собирать вокруг себя команду молодых реформаторов, которые после выборов 1998 года заняли командные посты в парламенте Грузии. Но у Шеварднадзе не было ресурсов возглавить процесс. груз прошлого и клановые интересы никогда не позволили бы Эдуарду Амвросиевичу выйти за рамки созданной им же системы. Однако, будет несправедливым не отметить, что именно он на парламентских выборах 1999 года заложил фундамент тех событий, которые привели к реформам в Грузии.

К парламентским выборам 1999 года избирательная система была вновь изменена.

В частности был повышен процент голосов, необходимый для прохождения в парламент, с пяти до семи процентов. Численный состав парламента остался прежним — 235 депутатов. Из них 150 избирались по пропорциональным спискам, а 85 по мажоритарным округам. Результаты были вполне ожидаемые. Семипроцентный барьер преодолели четыре партии — «Союз граждан Грузии», «Союз Возрождения», блок «Промышленность спасет Грузию» и «Лейбористская партия». «Союз граждан» получил 132 депутатских мандата, «Союз Возрождения» 58 мандатов, промышленники во главе с пивным магнатом Гоги Топадзе 15 мандатов, лейбористы два.

В парламент прошли 16 независимых кандидатов, большинство из которых также были под крышей партии власти. Выборы 1999 года примечательны масштабными фальсификациями. особенно это касается регионов Квемо-Картли, Самцхе-Джавахети и Аджарии, однако фальсификации были везде.

Причем примечательно то, что данные фальсификации воспринимались обществом как нечто само собой разумеющееся.

Данному парламенту была уготована интересная судьба. Михаил Саакашвили, бывший представителем Грузии в Парламентской Ассамблее Совета Европы, ушел из парламента в 2000 году, сначала на пост министра юстиции, а потом в оппозицию. Зураб Жвания пробыл спикером парламента до кризиса 2001 года, когда власти впервые попытались закрыть телекомпанию Рустави 2. В кресле спикера Жвания сменила Нино Бурджанадзе, бывшая тогда председателем комитета по внешней политике. Впервые избранный в парламент председатель Общества защиты прав землевладельцев Вано Мерабишвили, будучи председателем парламентского комитета по экономической политике и реформам, весной 2001 года выступил в газете New York Times с резкой критикой режима Шеварднадзе и ушел в оппозицию.

Следующие выборы в парламент станут главным импульсом революции роз, Впрочем это уже другая история.

Гела Васадзе