|  | 

Литературное кафе

Рассказы о Грузии. Забытые предки из джунглей

 Вадим Скарданаджунгли на кладбище

Возможно, когда-нибудь я изложу развёрнутую версию этой истории. С фамилиями, картографией и удалёнными сценами. Сейчас не буду. Может следовало бы дождаться возраста, в котором обычно родят мемуары и усадебную прозу и уж тогда, но я еще не настолько оброс жиром, чтоб с него беситься. Итак, пишу, не дожидаясь почестей. А это – просто конспект.

В конце лета я собрался в гости к маме, — не только море вином запивать, а с миссией: разыскать несколько могил. Просил о том троюродный брат Юра, это была его отдалённая родня. В случае успешных поисковых работ он пообещал вылететь со мной на опознание. Я хотел сказать – сверить фамилии и оказать почести. Я согласился, взял недлинный список усопших и отбыл.

Кладбище на горе, за городом. У батумской погоды богатый репертуар, но чтоб так поливало — это нужен был спецзаказ. Делать нечего, неумен я и пошел в гору. К списку покойных прилагалась примерная схема места, где следовало искать захоронения. Я довольно быстро нашел территорию, даром что ливень, и было это почти на самой вершине, но на том мои успехи и закончились, – наверху меня ждал целый гектар чудовищных зарослей, настоящая сельва. В просьбе, конечно, сразу угадывался геморрой, — растёт у нас всё стремительно, но чтоб такое… Больше никакой пользы принести я не мог. Тут нужны были археолог и подрывник.

Я сфотографировал заросли мобильником со всех доступных точек и улетел в Москву, где Юра ждал известий.

— Не порадую, — объяснил я, предъявив фотосессию. – Никого не нашёл, там джунгли. Им уже четверть века, а я тебе не Маугли. Там надо в прямом смысле по ветвям пробираться. Белый горожанин безнаказанно для организма такие позы принимать не в силах, извини. Тут одно из двух: либо бензопила, либо военная бронетехника. Хочешь, можно совместить.

Юра, деликатный человек, выбрал бензопилу. Купили авиабилеты, договорились встретиться в Домодедово. Юра вообще мужик хозяйственный, — приехал в аэропорт с несколькими пакетами для строительного мусора из стеклоткани. Они были сложены во внушительные свёртки, обёрнутые прозрачной изолентой. Юра мигом сдал их в багаж.

— Эти чехлы тебе зачем? – удивился я.

— Джунгли твои будем упаковывать, сколько спилим. Потом – вывозить.

— Юра! Это мешки, а не ракетное топливо. Там свои есть, может даже на экспорт.

— Поздно – они пять минут как в багажном отделении.

Ну, хорошо. По прилёту, пройдя таможню, мы уже получали их, но тут подошёл сотрудник паспортной службы, который издалека за нами наблюдал.

— Зачем вам, уважаемые, мешки такие большие? И столько…

— Видите ли, — честно признался Юра, — у нас тут родственники похоронены…

Таможенник ошалело посмотрел на нас и побежал за подмогой.

— Вы не поняли, — объясняли мы уже двоим возбуждённым пограничникам. – Пакеты чтобы флору вашу тропическую в них вывозить и выбрасывать. Заросло там всё лет за 20.

— Какие молодцы! – восхитились офицеры. – О мёртвых так заботиться! Про нас бы кто так подумал!

— Успеете ещё, — сказал я. – Не стоит торопиться.

Встречал нас мой одноклассник и друг с тридцатилетним стажем – Гела.

— Я вам, пацаны, пригожусь в этом деле, — пообещал он, — я здесь почти два года вице-мэром был. Не сказать, чтоб деньгами баловали, больше нагружали, но добрую память я о себе, как умел, оставил. Думаю — вспомнят были заслуги.

Заслуги – это вряд ли, — решил я. — Заслуги забывают первым делом. Вот внешность, случается, работает. Крупный, фактурный мужчина, городок небольшой, — должны бы.

Нашли директора кладбища,  по-моему,  он сбежал с кинопроб у Кустурицы: зубы через один, под ногтями земля, очки перевязаны резинкой от трусов – чтоб дужка не отвалилась. Зовут Джемал. Всех покойных за последние полсотни лет помнит поимённо, Гелу, гад, не вспомнил совсем. Отвели его к джунглям, показали место, зачитали фамилии усопших по списку. Сказали – ищем могилы.

— Будут вам могилы, — пообещал он, — в лучшем виде: чистые, свежие…

— Не надо нам свежие, — уточнили мы, — нам бы наши.

— Ваши?!

— То есть, тех, кого мы ищем.

— А… , — сказал он, потом сел вдруг в совсем новый, свежевымытый дорогой «Мерседес» и укатил.

— Вот, видели? — расстроился Гела. – Сейчас, считайте, сумма ваших расходов удвоилась. Это я ещё бензин не посчитал.

— Сделай что-нибудь, — взмолился я. – Ты же целый вице-мэр.

— Как?! Столоначальник я бывший, а «Мерседес» — действующий.

Но он таки сделал. Измором взял. Низкий поклон.

Джемал в итоге выставил две сметы: одна за раскопки, другая – за уход, и каждая могила оценивалась штучно. После довольно продуктивных торгов, цифры стали вполне гуманными и подручные Джемала приступили к работе. Мы перешли в разряд болельщиков. Нет, вру – инвесторов. Все могилы нашли. Стесняюсь сказать, даже больше. Четыре надгробные плиты лежали в ряд совсем близко друг к другу и одна – поодаль. Отдельная могила сохранила надпись, и три из четырёх – тоже, хотя и были сильно повреждены, – сырые таблички из мягкого песчаника с еле различимыми надписями и датами рассыпались в пыль прямо у нас в руках. На четвёртой плите таблички не было. И, самое главное, – все искомые родственники вписывались в схему 3+1.

— Куда мне девать этого «неизвестного солдата»? — спросил Юра.

— Может, это женщина.

— Может, не спорю. Возможно, даже красивая. Но у меня штат укомплектован. Все покойники при местах, согласно списку.

— Ничего не знаю, этот тоже ваш! Чужого человека так близко не положат, — привёл аргумент Джемал, —  потом ведь, такое дело, не выгонишь…

— Что скажешь? – в раздумьях спросил Юра. – Нужна мне приблудная могила?

Что я мог сказать?!

— Бери, — ответил я. – Хорошая..

— Хорошая могила, берем!

Вадим Скардана

Перепечатка  — только с разрешения автора. 

Комментарии

Яндекс.Метрика