|  |  | 

Литературное кафе Новости

Зубная боль в Ла-Пасе или о пользе зверьковых отходов

Боливия

Вадим Скардана

— Если хочешь понять, пригодна ли эта земля для жизни, — посоветовал мне мексиканский шаман в Оахаке, — смотри на женщин. Это такой же местный деликатес.

Рискну предположить, что чаще всего случается так: страна невыносимая, но земля благодатная, и женщин она родит от конфликта истории с географией, а многие вещи, сделанные назло, получаются отменно. Отсюда и признанная краса россиянок, латиноамериканок, украинок, польских панночек, горских барышень. Или же природа проявляет милосердие, компенсируя мужчинам весь ужас проживания на сомнительной территории. В таких местах у нас может быть только два союзника, — ландшафт и верно выбранная подруга. Не так уж и мало, если вдуматься.

Женщина — единственный пока продукт нашего пространства, который имеет международный сертификат качества и востребован внешним рынком. Внеплановое исключение. Нефть с газом не в счет, их создают не люди. Что бы мы сверх того не производили в последние сто лет, от ядерных бомб до себе подобных — это всегда наводило ужас на весь остальной мир. Спору нет, он тоже бывает страшноват, но иногда и в чистилище можно напороться на благородство…

Байка о том, что страдание очищает и возвышает родилась из свойства боли стягивать на себя весь энергетический ресурс организма, так что на дополнительные глупости человека уже не хватает. В три часа ночи я сползал на четвереньках по ступеням отеля в Ла-Пасе, — скрипучей двухэтажной конструкции невнятного года. Для чудовищной зубной боли, которая отстреливала прямой наводкой в мозг это было не лучшее время и место.

Если в мире существует естественная натура для фильма Кин-дза-дза, то боливийская столица идет вне конкурса. Здесь и люди выглядят примерно так же, разве что без колоколов в ноздрях. Ощущение другой планеты усилено тем, что Ла-Пас зачем-то образовался на отметке три шестьсот над уровнем моря, и все прелести горной болезни ты получаешь сразу по прилету, вместе со штампом в паспорт и окончательно входишь в состояние на подъезде к городу, который имеет вид разрушенной пирамиды из спичечных коробков. Хреновый бэкграунд для болевого шока, чего уж там.

Она читала газету. Крохотный рисепшн в вестибюле, плоское глиняное лицо без единой морщины, нежданно-светлые глаза в этой почти стопроцентно индейской стране, черный узел волос, плотный, как кулак.

— Сеньорита, ме дуэле…лос дьентес*…

Она достала из шерстяного мешочка несколько листьев коки, показав, что их надо жевать и затем глотать слюну. Потом вышла из-за стойки и направилась на улицу.

— Фармасиа-амбулансиа-тьенда?**- с надеждой просюсюкал я.

Она только покачала головой и удалилась.

Если индеец твой враг, то он на шаг впереди. Ты ничего не можешь прочитать у него на лице. Великое Внутреннее Безмолвие вколочено им в генофонд. Даже Конкиста и церковь не смогли это перекроить. Шпаргалок не будет. Разбирайся сам, когда тебе ждать заявку на твой скальп.

Жевать не получалось. Вышло только осторожно елозить зубами с той стороны, где они здоровы, но кока, похоже, заработала — железы стали слегка пульсировать, и боль притупилась. Женщина вернулась, тихо прикрыв за собой дверь. У нее был эластичный бинт, ложка и металлическая баночка без крышки и этикетки. Индеанка расстелила на стойке небольшой чистый кусок серой ткани и начала аккуратно выкладывать на него ложкой содержимое банки, — густую субстанцию, напоминающую свекольный салат, который заветрился на столе после вчерашней пьянки. Из салата торчали еще какие-то соломинки и семена.

-Ке эс эсте?*** — спросил я, серьезно подозревая недоброе.

-Миерда.****

-?! Де ке анималь?!*****

Она пожала плечами.

-Нингун анималь. Но импорта…******

Через минуту все было кончено: на макушке у меня тряпка со звериным калом, она примотана плотно, с захватом челюсти. Есть догадка, что вещество окрашивает, но тут уж не до эстетики. Приказано так и спать.

Сон (или это обморок?)пришел мгновенно. В нем мне ничего не показали, но и зуб после этого никогда не болел. Ясно? НИ-КОГ-ДА. Спасли странника. Безо всякого шаманизма, самым приземленным, секулярным актом. Только что не вываляли в перьях. Хорошая женщина. Простая и добротная, как амбарный замок. Такие — в любой стране нарасхват. Храни ее Туми, Виракоча и все легитимные божества тех мест.

Послесловие.

А маковка-то была смородинового цвета еще целую неделю. С отливом в марганцовку. Аж в темноте отсвечивала. Интересно, что это за зверек? Надо беречь засранца.

*-…у меня болят зубы(исп).
**-Аптека-скорая-магазин?(исп.)
***-Это что?(исп.)
****-Дерьмо(исп.)
****-Какого животного?(исп.)
*****-Никакого. Неважно.(исп.)

Комментарии

Яндекс.Метрика