Охота в «грузинской Швейцарии». Почему планы властей на Рачу разозлили местных и при чем тут Россия

Нина Ахметели
Би-би-си, Рача

Рачу — горную область на северо-западе Грузии — за красоту пейзажей иногда называют местной Швейцарией. Как пишет Русская служба BBC, в марте больше тысячи квадратных километров леса были по лицензии переданы частной компании под охотничье хозяйство. Власти и инвестор уверяют, что проект поможет развитию самого малонаселенного региона Грузии. Но местные жители боятся не только за экологию области, но и безопасность страны: земли вблизи границы с Россией и непризнанной Южной Осетии оказались почти на полсотни лет под управлением компании, принадлежащей бизнесмену со связями в России.

В грузинском селе Цедиси в паре километров от непризнанной границы с Южной Осетией до сих пор встречаются полуразрушенные здания — последствия землетрясения еще начала 1990-х годов.

В центре села играют дети — местные жители говорят, что такую картину здесь можно увидеть только летом. «Молодежи нет. И что в этом удивительного, когда даже Тбилиси и вся Грузия пустеют из-за того, что у людей нет работы. А здесь, ну какая здесь работа?» — говорит 66-летняя жительница Цедиси Медея Маисурадзе.

В российско-грузинской войне 2008 года она потеряла сестру, которая жила недалеко от Цхинвали, в селе Кехви, которое до войны было под контролем Грузии. Она попала под обстрел, пытаясь покинуть село.

Сама Медея 25 лет проработала в местной школе директором, но в 2012 году школу закрыли — в ней не осталось учеников.

В Цедиси остаются полуразрушенные постройки, пострадавшие еще от сильного землетрясения в начале 1990-ых. Фото: bbc.com/russian

По словам Медеи, местные жители могли бы заняться скотоводством, но хозяйства ограничиваются одной-двумя скотинами: пользоваться пастбищами и угодьями около непризнанной границы люди боятся.

Теперь к этому добавилось и беспокойство за местный лес, который она называет главным богатством села.

«Пользоваться пастбищами и полями [у непризнанной границы] мы не можем, а теперь вот еще лес подарим?» — возмущается она.

О запланированном в Раче масштабном охотничьем хозяйстве она узнала из СМИ. Молчание властей вызывает у нее больше всего подозрений.

«Никто с нами ничего не согласовывал и не говорил о том, что вот есть такая идея, и такое может произойти. Мы этого не знали. Когда объявили по телевидению, я еще подумала про себя: есть ли у нас вообще столько леса?» — говорит Медея.

Медея Маисурадзе считает, что Раче нужен Национальный парк, а не охотничье хозяйство: «Тогда и лес будет ухожен, и он во всяком случае будет называться нашим». Фото: bbc.com/russian

Компания HG Capra Caucasica была единственным участником аукциона, объявленного Национальным агентством по окружающей среде. За 49-летнюю специальную лицензию охотничьего хозяйства на территории в 1047 квадратных километров она заплатила чуть более миллиона лари — около 400 тыс. долларов.

Еще не менее пяти миллионов лари (около 1 млн 800 тыс. долларов), согласно условиям лицензии, должно быть инвестировано в следующие пять лет в развитие хозяйства, где планируется разведение европейского зубра (сейчас в стране нет этого вида) и благородного оленя (занесен в Грузии в «Красный список»).

Во вред или во благо?

«Я не верю, что это [охотничье хозяйство] принесет благополучие Раче. Я не вижу в этом каких-то благих намерений и не верю, что через 49 лет они уйдут. Передать на 49 лет — фактически означает отдать навсегда», — убежден 29-летний Георгий Мацаберидзе из села Велеви — в 60 километрах на запад от Цедиси.

В Рачу Георгий переехал четыре года назад. Здесь он организует туры для путешественников, установил зиплайн (экстремальный спуск по канату) и обучает технике безопасности триклайминга (лазание по деревьям). Для многих жителей это не развлечение, а источник дохода: семена из местных шишек продаются за границу.

Рача становится все более популярной у туристов. Фото: bbc.com/russian

По словам местных, отток молодого и активного поколения из Рачи остается одной из самых болезненных проблем области, но Георгий — пример обратного тренда.

Регион становится все более популярным среди туристов, особенно ценителей нетронутой природы — здесь открываются гостиничные дома и появляются палаточные городки.

Георгий с энтузиазмом рассказывает о планах развивать туристические сервисы и виды спорта в Раче и дальше и уверен, что регион может привлекать людей круглый год.

Но активная охота в лесу, который начинается прямо за домом Георгия, ударит по главной особенности региона, говорит он. «Ниша Рачи — это ее нетронутая природа, и только этим она может себя «продать». Представьте, человек вырвался с работы, еле нашел нетронутые леса, чтобы насладиться спокойствием, и в этот момент, даже если он не встречается с охотником, за несколько километров он слышит звуки выстрелов».

Георгий переехал в село Велеви четыре года назад. Он с энтузиазмом рассказывает о своих планах развивать здесь туристические сервисы. Фото: bbc.com/russian

Первое, что, глядя на карту, обнаружил Зураб Гургенидзе, — в пределах запланированного охотничьего хозяйства оказался его собственный дом в селе Хотеви, а также часть приусадебных участков.

«Кроме участков, которые находятся в частной собственности, есть, например, участки, которыми пользуются как пастбищами. Они никому не принадлежат, но веками используются деревней. В связи с этим очень много вопросов, мы не знаем, какие будут условия», — говорит Гургенидзе — менеджер по охране природы в некоммерческой организации «Сабуко».

В июле грузинские СМИ писали, что более 20 семей в селе Уцера обвиняют в незаконной регистрации земельных участков вблизи запланированных охотничьих угодий. Прокуратура возбудила дела о мошенничестве и служебном подлоге, и на эти участки по решению суда наложен арест.

Власти говорят, что уголовные дела не связаны с передачей леса под охотничьи угодья. Министр по охране окружающей среды и сельского хозяйства Отар Шамугия уверяет, что условия лицензии учитывают интересы не только государства, но и местного населения и жители по-прежнему смогут свободно передвигаться по территории и заготавливать дрова для отопления.

Кто получил лицензию?

Журналисты издания «Mtisambebi.ge» одними из первых обратили внимание на объявленный Национальным агентством окружающей среды аукцион. Их внимание привлек размер территории, которую предлагалось отдать под охотничье хозяйство. Получить запрашиваемую информацию — в том числе название победившей компании — им удалось лишь частично, и уже после того, как они обратились с жалобой в суд.

Уже позднее они сообщили, что за получившей лицензию компанией стоит бизнесмен Давид Хидашели.

Издание ссылалось на доверенность 2018 года, в которой Хидашели указан директором зарегистрированной в ОАЭ компании Global Victory Investments Limited, а его дочь Мариам Хидашели — также директором и акционером компании. Эта компания владеет Global Victoria Georgia, которая, в свою очередь, владеет 100% получившей лицензию HG Capra Caucasica.

То, что получившей лицензию компанией владеет дочь Давида Мариам Хидашели, гражданка Грузии и Швейцарии, Би-би-си подтвердил сам бизнесмен.

Уроженец Тбилиси 57-летний Давид Хидашели в интервью «Рустави-2» отмечал, что в последние годы живет в Швейцарии. По словам Хидашели, у него никогда не было гражданства другой страны, кроме Грузии.

Но его карьера тесно связана с Россией. С 2007-го по 2014 год он работал в российской инвестиционной компании АФК «Система», где занимал руководящие посты.

Он также возглавлял совет директоров Intracom Telecom, контрольным пакетом которой через дочернюю компанию «Ситроникс» тоже владела «Система». С 2017 года, по словам Хидашели, компания принадлежит его семье.

В Грузии о нем многие впервые услышали весной 2020 года, когда он перечислил миллион 200 тысяч лари (около $380 тыс. по тогдашнему курсу) в созданный властями специальный фонд по борьбе с коронавирусом.

При этом вскоре, перед парламентскими выборами, Хидашели оказался в центре скандального «дела картографов«, которое критики власти считают политически мотивированным.

Речь идет о переговорах по определению части границы Грузии и Азербайджана при прежнем грузинском руководстве, когда у власти находилось «Единое Национальное движение» Михаила Саакашвили. Прокуратура обвиняет двух бывших членов комиссии по демаркации в том, что они намеренно использовали не те карты и согласовали участки границы с разницей до 3,5 тысяч гектаров в ущерб Грузии.

Сообщалось, что именно Хидашели нашел в России и передал Грузии карты, которые легли в основу обвинительного заключения. Сам бизнесмен говорил, что стал искать эти карты после того, как его об этом попросил основатель нынешней правящей партии и миллиардер Бидзина Иванишвили.

Иванишвили в сегодняшней Грузии не занимает никакой официальной политической должности, но оппозиция называет его самым влиятельным человеком страны — а также главной причиной отказа Тбилиси присоединиться к санкциям против России на национальном уровне.

Бидзина Иванишвили не раз говорил, что уходит из политики, но продолжает сохранять значительное влияние. Фото: GETTY IMAGES

Давид Хидашели при этом говорил, что не принимает участия в политике и не имеет никаких политических амбиций. Но «делом картографов» связанные с ним скандалы не ограничивались.

Его имя прозвучало на слитой в апреле аудиозаписи разговора — предположительно, между Бидзиной Иванишвили и российским предпринимателем Владимиром Евтушенковым — основателем АФК «Система», в которой работал Хидашели. Многие СМИ сделали вывод, что речь в разговоре идет об обходе антироссийских санкций. Подлинность записи подтверждена не была.

Своих хороших отношений с Евтушенковым Хидашели не скрывает и говорит, что они дружат уже тридцать лет. Но бизнесом в России, по его словам, он давно не занимается, предпочитая проекты в Грузии.

«Никакой деятельностью на территории России я не занимаюсь уже семь лет, кроме того что у меня там остается 2-3 объекта недвижимости», — написал Хидашели Би-би-си.

От имени своей семьи он также написал следующее: «Создание этого хозяйства — это лишь большая обязанность перед государством, и, если у кого-то есть желание, кроме разговоров, болтовни и провокаций, взять на себя вышеназванные обязательства, мы с удовольствием передадим и разделим с ними эту большую социальную ответственность».

В ранее распространенном через СМИ его заявлении говорится, что он в течение четырех лет обращался к правительству с предложением создать хозяйство, отвечающее международным стандартам.

«Определенные породы животных в Грузии истреблены, и у меня было желание их восстановить. Я получил рекомендации от соответствующих специалистов, что Рача является той территорией, где можно восстановить породы животных естественным путем», — заявил Хидашели.

В Раче находятся участки особого природоохранного значения. Фото: bbc.com/russian

Генеральный директор компании Global Victory Georgia — владельца получившей лицензию HG Capra Caucasica — Реваз Маисурадзе подчеркнул, что лицензия означает лишь право на охоту, но не аренду леса или передачу в собственность.

Он утверждает, что против проекта ведется целенаправленная кампания — но представители инвестора пытаются исправить это, проводя встречи с местными.

По словам Маисурадзе, компания планирует трудоустроить на территории хозяйства более 300 местных жителей: «Помимо трудоустройства, развитие туризма в регионе коренным образом изменит материальное положение местного населения».

«Изумрудная сеть»

Общественная организация Рачи и НПО «Зеленая инициатива» оспаривают проведение аукциона и выдачу лицензии в суде. В числе прочего они говорят о нарушениях Орхусской конвенции ООН, предусматривающей право на участие граждан в принятии важных решений по вопросам окружающей среды.

По словам координатора программы по биоразнообразию из неправительственной организации «Зеленая альтернатива» Ираклия Мачарашвили, на территории запланированного охотничьего хозяйства находятся шесть участков «изумрудной сети». Это территории особого природоохранного значения, обязательство по защите которых предусмотрены как Бернской конвенцией об охране дикой флоры и фауны и их среды обитания, так и соглашением об ассоциации Грузии с ЕС.

Оценка влияния создания и функционирования охотничьего хозяйства на эти территории должна быть проведена до принятия решения о выдаче лицензии, говорит Мачарашвили, но в этом случае порядок был нарушен, и компании поручили предоставить такое исследование уже после получения лицензии.

Прервать процесс выдачи лицензии также призвала «Сабуко» — представитель международной сети Birdlife International в Грузии. Проведя исследование участков «изумрудной сети» и прилегающих к ним территорий в Раче, организация рекомендовала расширить их — выделенных участков, по мнению экологов, недостаточно, чтобы обеспечить полную защиту обитающих здесь видов.

К восстановлению популяции бизонов и оленей, которое обещают в новом охотничьем хозяйстве, экологи тоже относятся скептически. По словам Зураба Гургенидзе из «Сабуко», сама идея интересная, но для ее реализации нужны серьезные исследования и гораздо большие финансовые средства, чем указано в условиях лицензии.

Реваз Маисурадзе из Global Victory Georgia говорит, что не они выбирали бизонов и оленей — обязательство восстановить именно эти виды животных было условием лицензии. «Мы планируем приобрести их в Европе и потом размножать в Грузии, на что понадобится много времени», — говорит он.

На каких животных предлагается разрешить охоту, в компании пока не говорят, отмечая, что план управления все еще в работе.

После того как история с выдачей лицензии на охотничье хозяйство в Раче стала публичной, власти снова пообещали создать в регионе Национальный парк — площадью почти в 51 тысячу гектаров. К этому не первый год призывали экологи, но прежние инициативы так и не привели к конкретным результатам.

Проект охотничьего хозяйства не должен помешать этому парку — это предусмотрено условиями лицензии.

«Создание нового парка в 50 тысяч гектаров — это, конечно, хорошо, но дизайн этого парка такой, что он не сможет полноценно выполнять функцию консервации. Эти 50 тысяч гектаров охватывают такие участки, как ледники Кавкасиони, то есть будь то в пределах Национального парка или нет, влияние человека на них и так минимальное. Растений и животных там и так очень мало», — говорит Ираклий Мачарашвили.

По словам Зураба Гургенидзе, их организация призывает к созданию охраняемой территории в Раче площадью около 253 тысяч гектаров. Важнейшая часть этой территории, где сконцентрированы занесенные в Красный список животные, в пределы предложенного властями Национального парка не попадает, зато оказывается в пределах запланированных охотничьих угодий.

Подарок России?

Местных жителей беспокоит не только экология, но и российские связи Хидашели, под управлением семьи которого оказался их лес.

Не помогает и близость запланированного охотничьего хозяйства к непризнанной Южной Осетии, которую в Грузии считают оккупированной Россией.

По мнению Это Арсанидзе из Общественной организации Рачи проконтролировать, что происходит на масштабной территории охотничьего хозяйства будет невозможно, а в условиях периодического «передвижения» непризнанной границы вглубь Грузии это дополнительный риск.

Грузинскую политическую элиту часто обвиняют в попытке сменить прозападный курс страны на пророссийский. После начала войны в Украине, отказа Грузии вводить санкции против России на национальном уровне и обмена упреками между представителями Киева и Тбилиси эти подозрения только усилились.

Алеко Сарданашвили из села Хванчкара, которое, как и другие винодельческие села Рачи, выглядит более оживленным, считает, что часть стратегически важного края страны практически «подарили» России.

«Я вам прямо скажу, у нас пророссийские власти […]. Этот случай — тоже одно из проявлений этого. Это очередной шаг к России», — говорит он, сидя во дворе своего гостевого дома и винного погреба в селе Хванчкара. На воротах у входа — флаги Украины, Грузии и ЕС.

Фото: bbc.com/russian

Материал подготовлен Русской службой BBC

«Новости-Грузия» в Telegram: подписаться >>>
«Новости-Грузия» в Facebook: перейти и обсудить >>>
«Новости-Грузия» в Viber: самое интересное >>>

Партнерские материалы