Дело о цианиде: прокуратура Грузии отказалась делать исключение для патриархии 

2019-02-26T18:03:23+04:0026 Фев, 2019, 18:03|Разное|

ТБИЛИСИ, 26 февраля — Новости-Грузия. Патриархия Грузии призвала прокуратуру допустить исключение и обнародовать материалы следствия по делу протоиерея Георгия Мамаладзе, осужденного за попытку убийства Шорены Тетруашвили — секретаря-референта Католикоса-Патриарха Всея Грузии.

В сентябре 2017 Тбилисский городской суд отправил священнослужителя в тюрьму на 9 лет за попытку убийства и незаконное приобретение-хранение оружия. В феврале 2018 года приговор оставил в силе апелляционный суд.

«Желательно обнародовать материалы следствия для того, чтобы избежать всякого недоразумения. Тем более, что, хотя в процессе следствия патриархия на самом деле не была стороной, однако развивающиеся события непосредственно связались с ней. Надеемся, что компетентные органы учтут создавшуюся ситуацию и предпримут этот шаг в качестве исключения», — отмечено в заявлении патриархии.

Следует отметить, что прокуратура сегодня же ответила отказом на призыв патриархии обнародовать материалы по делу Георгия Мамаладзе. Как заявили Общественному телевидению в пресс-службе Генеральной прокуратуры, материалы дела не будут обнародованы.

Патриархия, в частности, призывала прокуратуру обнародовать скандальное письмо – согласно имеющимся данным, это послание, направленное Мамаладзе Католикосу-Патриарху, в котором он рассказывал о коррупции в церкви. Письмо в феврале 2017 года распространила телекомпания «Рустави-2», однако его аутентичность так и не была подтверждена.

«Будет лучше, если это письмо и другие документы будут обнародованы, чтобы все узнали, о каких именно обвинениях идет речь, и чтобы у людей не осталось ощущения, что с нашей стороны просьба об его освобождении может произойти только ценой неразглашения», — сказано в заявлении.

Вопрос помилования протоирея Мамаладзе перед Илией Вторым и патриархией Грузии уже несколько раз озвучивали как сам священнослужитель, так и его адвокаты, и общественные активисты. Однако, параллельно данное требование постоянно сопровождалось дезинформацией, клеветой, угрозой, — отмечает патриархия.

«Подобное, на первый взгляд, нелогичное действие, естественно, вызывает подозрение, что развивающиеся события имеют целенаправленный характер и адвокаты и сторонники протоиерея на самом деле не защищают интересы заключенного, а используют его дело для продолжение начатой против церкви кампании», — отмечается в заявлении.

Эту мысль подкрепляет и то обстоятельство, что в текущих процессах, в основном, принимают участие те люди, которые часто действуют против церкви и всегда ищут причину для ее дискредитации, подчеркивает патриархия.

«Жаль, что и отец Георгий и члены его семьи оказались соучастниками этих неприемлемых методов и не постеснялись использовать шантаж в качестве защитного механизма, чем посодействовали созданию противоречивой ситуации …. Реально все знают, что патриархия Грузии выступает с ходатайством только в том случае, если осужденный попросит отпустить грехи и признает свою долю греха. Этот принцип, безусловно, остается в силе», — отмечается в заявлении патриархии.

Ранее Патриархия Грузии назвала неприемлемой акцию протеста Торнике Мамаладзе — брата протоиерея Георгия Мамаладзе. В начале февраля он установил палатку перед зданием патриархии в Тбилиси с требованием причащения протоиерея Георгия из-за ухудшения состояния его здоровья.

Мамаладзе попал в клинику имени Гудушаури 17 февраля. Врачи диагностировали гипертонический криз, который был вызван чрезмерным повышением артериального давления, и транзиторную ишемическую атаку. Спустя неделю Мамаладзе перевезли из больницы обратно в тюрьму. В клинике Гудушаури уверены, что врачи тюремной больницы смогут лечить Мамаладзе согласно их рекомендациям.

Протоиерея задержали 10 февраля 2017 года в Тбилисском аэропорту, откуда он должен был вылететь в Германию, где в берлинской клинике находился Илия Второй. По данным следствия, в багаже Мамаладзе обнаружили цианид натрия, а в квартире — кустарно изготовленное огнестрельное оружие и шесть патронов.

Адвокаты бывшего протоиерея, а также часть общественности выразили недоверие следствию. Адвокаты были уверены, что всю правду о деле общество узнает на суде, однако прокуратура потребовала закрыть все судебные заседания. Прокуратура объяснила это тем, что к делу приобщена информация, полученная из мобильного телефона обвиняемого, содержащая «детали интимной жизни бывшего протоиерея», распространение которой могло нанести урон авторитету Грузинской православной церкви.