|  |  | 

Аналитика Новости

Грузия, Турция и Азербайджан: приоритеты сотрудничества

ТБИЛИСИ, 12 июня — Новости-Грузия. Сотрудничество, развивающееся между Турцией, Азербайджаном и Грузией, в том числе в военной сфере, является очевидным примером того, как должны налаживаться партнерские отношения, в первую очередь, в Черноморском и Каспийском регионах.

Ника Читадзе, ассоциированный профессор Международного черноморского университета (IBSU) — для «Новости-Грузия»:

Основные перспективы развития сотрудничества Турции, Грузии и Азербайджана в сфере обороны и безопасности и главные внешнеполитические приоритеты трех стран в Черноморском регионе

Ника ЧитадзеРазвитие партнерских отношений в военной сфере

Сотрудничество в военной сфере между Азербайджаном, Грузией и Турцией может быть связано, в первую очередь, с совместной охраной стратегических объектов, например, обеспечением безопасности будущей железнодорожной магистрали Баку (Азербайджан)- Тбилиси-Ахалкалаки (Грузия) – Карс (Турция).

Эта железная дорога имеет огромнейшее транспортное и экономическое значение. Она начнет функционировать, ориентировочно, в конце 2015 года. На первом этапе ее эксплуатации планируется транспортировка около 1 млн пассажиров и 5 млн тонн грузов ежегодно. Ожидается, что на втором этапе объемы перевозок еще более возрастут – до приблизительно  15 млн тонн грузов в год.  В период работы железной дороги будет трудоустроено около 2 500 человек.

Второй стратегический объект, который в будущем может представлять собой интерес совместной охраны – газопровод, который будет проложен в рамках проекта TANAP (Транс-Анатолийский трубопровод). Основная часть газопровода, согласно проекту, будет проходить по территории Турции.

По мнению экспертов, на первом этапе по указанному газопроводу будет возможна транспортировка примерно 16 млрд кубометров природного газа в год, при этом существует перспектива увеличения этого объема на следующем этапе до 23 млрд кубометров, а к 2026 году – до 31 млрд кубометров.  На заключительном этапе, в случае роста добычи природного газа в Азербайджане (а также получения дополнительных объемов из Туркменистана), по этому трубопроводу станет возможной транспортировка уже 60 млрд кубометров природного газа.

Необходимо учитывать и тот факт,  что как на территории Турции, так и в регионах Южного и Северного Кавказа (в том числе в оккупированных регионах Грузии) действуют различные террористические и диверсионные группировки. Есть веские основания для утверждения о том, что поддержка их значительной части осуществляется соответствующими российскими службами. Официальная Москва сделает все для того чтобы посредством противозаконных действий  навредить, в первую очередь,  инфраструктурным объектам на территории Грузии, имеющим транзитную функцию. Осуществление террористических и диверсионных актов, в свою очередь, нанесет ущерб имиджу Грузии как транзитной страны. Этот фактор также негативно отразится на Азербайджане как экспортере энергетических ресурсов, и кроме того, на Турции – как стране-импортере, транзитере и дистрибьюторе  энергоресурсов. Исходя из этого, существование общей угрозы, возможно, усилит сотрудничество между указанными тремя странами в оборонной сфере.

В то же время, следует отметить, что у Грузии и Турции – многолетний опыт взаимного сотрудничества в сфере обороны и безопасности. Указанное сотрудничество связано со следующими основными аспектами. Турция как стратегический партнер Грузии и государство-член НАТО, крайне заинтересована в поддержании стабильной ситуации на Южном Кавказе. В рамках двусторонних взаимоотношений в военной сфере официальная Анкара способствовала поставкам Грузии соответствующего стандартам НАТО военного оснащения, а также ремонту военного аэропорта (аэродрома) в Марнеули.

Реконструкция Марнеульского аэропорта была завершена в 2004 году, после чего он был передан министерству обороны Грузии. На модернизацию указанного инфраструктурного объекта турецкая сторона выделила около $3 млн. В виде военной помощи Турция предоставила военно-воздушным силам Грузии помощь на примерно $7,5 млн  Турция оказала Грузии большую помощь и в тушении пожаров в южных регионах страны. А в 2004-2005 гг. в Объединенной военной академии ВС Грузии в результате поддержки Турции началось осуществление новых образовательных программ.

Позиции в отношении Армении

Использованию Арменией, в условиях ее блокады со стороны Азербайджана и Турции, территории Грузии придается огромное значение, поскольку именно через грузинскую территорию Армения связывается с остальным миром. В частности, именно через территорию Грузии осуществляется более 70% внешнеторговых и транспортных операций Армении. В свою очередь, и Грузия заинтересована в развитии добрососедских отношений с Арменией. Одной из основных причин этого является входящий в состав Грузии регион Джавахети, который находится на крайнем юге страны, граничит с Арменией, и большинство населения которого – этнические армяне. Так что, для обеспечения в регионе мира и стабильности Грузия придает Армении большое значение.

Грузино-российская война августа 2008 года оказала определенное влияние в направлении относительного потепления отношений  между Арменией и Турцией.  С этой точки зрения важно отметить  т. н. «футбольную дипломатию»,  когда, например, на матче национальных сборных по футболу Армении и Турции в Ереване 6 сентября 2008 года присутствовал бывший президент Турции. Через несколько месяцев на матче, состоявшемся на территории Турции, уже присутствовал президент Армении. Впрочем, до окончательного урегулирования отношений между этими двумя странами еще долгий путь.

Несмотря на то, что в свое время в Женеве было достигнуто соглашение о восстановлении дипломатических отношений между Турцией и Арменией, законодательные органы обоих государств отказались его ратифицировать.  Одной из главных причин этого, естественно, является Нагорно-Карабахский конфликт, в  котором Турция открыто поддерживает Азербайджан. Второй вопрос касается событий 24 апреля 1915 года, в связи с которыми Армения обвиняет Османскую империю якобы в геноциде армянского народа.

Что касается азербайджано-армянских отношений, то, естественно, главной проблемой в противостоянии двух стран является Нагорно-Карабахский конфликт. В процессе переговоров сторон официальный Баку выражает готовность к предоставлению Нагорному Карабаху в рамках единого Азербайджана политического, культурного и экономического самоуправления и автономии. В то же время на основе концепции политического реализма между Арменией и Азербайджаном возможно проведение определенных политических торгов.  Вышеуказанный процесс можно разделить на два этапа.

На первом этапе должно быть достигнуто соглашение о выводе армянских подразделений с оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха, взамен на что Азербайджан и Турция должны упразднить введенную против Армении транспортную и экономическую блокаду, и должна быть осуществлена реставрация железнодорожной линии Гюмри (Армения) — Карс (Турция). Ну а после решения вышеупомянутых проблем должна быть начата дискуссия в направлении урегулирования окончательного правового статуса Нагорного Карабаха.  Вышеуказанное должно быть сделано во избежание ожидаемого возобновления военных действий.  С этой точки зрения примечательно, что оборонный бюджет Азербайджана (более $3 млрд) превышает весь бюджет Армении, но при этом на территории Армении размещена российская военная база. В то же время официальный Баку, естественно, учитывает стратегическое сотрудничество между Россией и Арменией, а также тот факт, что за возобновлением военных действий может последовать снижение инвестиций, в первую очередь, в энергетический сектор Азербайджана.

Отношение к России

На фоне проистекающей со стороны России опасности, заявленной целью правительства Грузии является нормализация отношений с РФ, что, по мнению представителей грузинских властей, снизит эту опасность. В то же время очевидно, что надежда властей Грузии на то, что возобновление процесса переговоров с официальной Москвой будет способствовать урегулированию грузино-российских отношений, не оправдалась. Наглядный пример этого – подписанные Россией т.н. договора «о партнерстве» с двумя оккупированными регионами Грузии.

Соответственно, целью Грузии для балансирования угрозы, идущей со стороны северного соседа, является осуществление максимальной интеграции в европейские и евроатлантические структуры. Несмотря на возобновление процесса переговоров между Грузией и Россией, Москва постарается максимально наказать Грузию из-за ее взаимоотношений с Европой. Поэтому, как уже отмечалось, со стороны России ожидаемы разного рода провокации, а также поддержка пророссийских сил с целью ослабления грузинского государства. Дестабилизация обстановки может нарушить последующую интеграцию Грузии в европейские и евроатлантические структуры.

Азербайджанские власти в рамках урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта рассматривают Россию как крайне серьезный фактор. Развитие российско-азербайджанских отношений возможно по двум основным сценариям. В направлении первого следует отметить, что несмотря на функционирование Минской группы ОБСЕ, в состав которой входят РФ, Франция и США, Россия занимает де-факто монополистическое положение в «посредническом процессе», что, в первую очередь, связано, наверное, с географическими и политическими факторами.

Соседствуя с Южным Кавказом, Россия всячески пытается утвердить в этом регионе свое геополитическое влияние (как и на всем постсоветском пространстве в целом).  В указанном направлении официальный Кремль вновь продолжит проведение политики «Раздели и властвуй», особенно в связи с конфликтами.  Соответственно, самым удобным для России в отношении Нагорно-Карабахского конфликта явится сохранение статус-кво, чтобы Москва по-прежнему могла продолжать исполнение функции «медиатора» между Арменией и Азербайджаном и вынуждать обе страны быть зависимыми от России.

Армения, в свою очередь, будет вынуждена балансировать рост расходов Азербайджана на оборонную сферу сохранением сильных связей с Россией, однако это осуществляется за счет ущемления суверенитета страны. Одним из наглядных примеров этого является отказ официального Еревана от подписания Соглашения об ассоциации с Евросоюзом и одновременная готовность присоединиться к Евразийскому союзу.  Здесь, естественно, очевидно давление России, однако вышеуказанное дает гарантию того, что у Армении будет больше возможностей сохранять контроль над Нагорным Карабахом. Соответственно, можно сделать вывод, что если Россия сможет утвердить свое геополитическое влияние на Южном Кавказе, армянское присутствие в Нагорном Карабахе продолжится, и Азербайджан будет вынужден принять де-факто существующее положение.

С другой стороны, если принять во внимание развивавшиеся в последний период события, касающиеся ситуации  на Украине, что в свою очередь вызвало принятие со стороны международного демократического сообщества санкций против России, снижение мировых цен на нефть и т.д., не исключено, что в среднесрочной и долгосрочной перспективах позиции России на международной арене, в том числе на постсоветском пространстве, ослабнут. Это даст возможность западному демократическому миру более активно включиться в решение конфликтов в Нагорном Карабахе, Абхазии и Цхинвальском регионе, с учетом двух основных принципов международного права – территориальная целостность государства и незыблемость границ.

В этом случае во внимание, наверное, должен быть принят факт все более растущей заинтересованности стран Запада сократить свою энергозависимость от России. Что, в свою очередь, повысит интерес Европы и США к энергетическим проектам в Каспийском регионе, в которых одну из решающей ролей должен играть Азербайджан. Успешная реализация вышеупомянутых проектов может внести свой положительный вклад в дело решения Нагорно-Карабахского конфликта. Поскольку заинтересованность Армении к подключению к указанным проектам может возрасти.

Что касается взаимоотношений между Турцией и Россией. В первую очередь, для Анкары является проблемой российское военное присутствие в оккупированных регионах Грузии и функционирование российской военной базы на территории Армении. С другой стороны, Россия – одна из главных торгово-экономических партнеров Турции, главный импортер природного газа. В 2013 году торговый оборот между Россией и Турцией превысил $35 млрд, кроме того,  около 70% своей потребности в природном газе Турция удовлетворяет за счет его импорта из России.

Помимо проблем, связанных с Южным Кавказом, важно отметить и другие разногласия Анкары и Москвы, которые связаны с кризисом в Сирии и оккупацией Россией Крыма, а также предложенные Евросоюзом официальной Анкаре энергетические проекты, что дает нам основания заявить, что геополитическое противостояние между Турцией и Россией, в том числе в Черноморском и Каспийском регионах, по-прежнему существует..

В целом, можно сказать, что сотрудничество, развивающееся между Турцией, Азербайджаном и Грузией, в том числе в военной сфере, является очевидным примером того, как должны налаживаться партнерские отношения, в первую очередь, в Черноморском и Каспийском регионах.

Комментарии

Яндекс.Метрика