Мэрия Тбилиси просит протестующих отцов покинуть территорию из-за установки новогодней елки

2018-11-09T14:32:56+00:00 09 Ноя, 2018, 13:01|Главное, Новости, Общество|

ТБИЛИСИ, 9 ноября – Новости-Грузия. Мэрия Тбилиси просит Зазу Саралидзе и Малхаза Мачаликашвили, которые проводят протестные акции с требованием наказать виновных в гибели их сыновей, покинуть занимаемую у здания парламента территорию для начала установки главной новогодней елки. Об этом Саралидзе и Мачаликашвили сообщили сегодня на пресс-конференции.

По словам Саралидзе, который остается у парламента уже два месяца, он получил письмо от столичной мэрии с подписью мэра Кахи Каладзе. В обращении, текст которого приводит Общественное телевидение, говорится, что протестующие с 7 декабря должны перейти в другое место. Свою просьбу мэрия объясняет тем, что на проспекте Шота Руставели начнется монтаж новогодней иллюминации и елки. Как отмечается, после церемония зажжения елки 15 декабря, праздничные мероприятия на площади у парламента продолжаться до 31 декабря.

Саралидзе и Мачаликашвили ответили отказом. По их словам, они не собираются прекращать протесты и оставлять площадь.

«В этом письме власти говорят, что мы мешаем кому-то. Эту просьбу, или что бы это ни было, мы ее не учли. Мы стоим здесь с целью восстановления справедливости. Мой ребенок похоронен, а государство и власти прямо говорят нам, что ничего не сделают для нас. Так выходит из этого письма, а не только то, что надо установить елку, и мы мешаем этому. Сегодня власти прямо сказали нам: Где хотите, там и будьте, мы не сделаем ни одного шага на ваши требования, мы не возьмем ответственность за смерть ваших детей и, вообще, не собираемся ничего расследовать. Именно это написано в этом письме», — сказал Саралидзе.

В свою очередь Мачаликашвили отметил, что, требуя восстановления справедливости, они защищают права всех тех детей, которые должны прийти на новогоднюю елку у парламента.

«Все это означает, что совершенные государством преступления так и не будут признаны, а вы можете бесконечно продолжать стоять у парламента или еще где-то. Вот, это их слова, направленные сегодня мне и Зазе. Те дети, которые должны быть здесь и праздновать, в отличие от властей мы с Зазой защищаем этих детей. Мы уверены в этом. Это те власти, которые убивают детей. Я не уйду отсюда», — заявил Мачаликашвили.

 

Место, где в течение двух последний месяцев Саралидзе и Мачаликашвили продолжают протесты. Фото: Facebook

Малхаз Мачаликашвили — житель Панкисского ущелья, отец убитого во время спецоперации 19-летнего Темирлана Мачаликашвили. Смертельное пулевое ранение молодой человек получил в декабре 2017 года, во время задержания в ущелье сообщников террориста Ахмеда Чатаева. По данным следствия, сотрудник спецназа выстрелил в Темирлана из-за того, что он пытался взорвать ручную гранату. Однако родственники не согласны с этой версией и заявляют, что Темирлана убили в собственной спальне.

Заза Саралидзе – житель Тбилиси, отец 16-летнего Давида Саралидзе, который вместе со сверстником Леваном Дадунашвили был убит на улице Хорава в Тбилиси 1 декабря 2017 года в результате массовой драки учащихся из школы №51 и Первой экспериментальной школы. Преступление вызвало шок у общественности.

В июне 2018 года была создана парламентская следственная комиссия, которая должна была выяснить, были ли допущены нарушения в ходе расследования дела.

В заключении членов комиссии от парламентского большинства отмечается, что отдельные следственные действия либо не были проведены, либо были проведены с опозданием. При этом, по мнению депутатов от большинства, эти обстоятельства не имели влияния на конечный результат расследования.

В октябре в СМИ появилось несколько скрытых аудиозаписей с участием экс-прокурора Мирзы Субелиани, сын и близкий родственник которого были участниками драки между подростками. Записи сделанны в Глданской тюрьме №8, где Субелиани, обвиняемый в недонесении о преступлении по делу об убийстве подростков, отбывает предварительное заключение

Субелиани признается в том, что фактически сел в тюрьму по собственному желанию, после достигнутой с правительством договоренности. Он подробно говорит о собственной роли в фальсификации дела и подкупе свидетелей. Более того, выясняется, что влияние Субелиани, который в прокуратуре занимал должность заместителя председателя Департамента человеческих ресурсов, выходило далеко за пределы его официальных полномочий.