Новая аудиозапись: Субелиани рассказал о подкупе свидетеля по делу убийства подростков

2018-10-21T19:48:41+00:00 21 Окт, 2018, 19:48|Главное, Новости, Происшествия|

ТБИЛИСИ, 21 октября – Новости-Грузия. Телекомпания «Рустави-2» обнародовала очередную аудиозапись с участием экс-прокурора Мирзы Субелиани, речь в которой идет о подкупе одного из школьников, проходившего в качестве главного свидетеля по делу об убийстве подростков на улице Хорава.

За последнее время телеканал «Рустави 2» обнародовал несколько аудиозаписей, сделанных в Глданской тюрьме №8. Именно там Субелиани, обвиняемый в недонесении о преступлении по делу об убийстве подростков, отбывает предварительное заключение. В записях разговоров, показанных ранее, Субелиани признается в том, что фактически сел в тюрьму по собственному желанию, после достигнутой с правительством договоренности. Он подробно говорит о собственной роли в фальсификации дела. Более того, выясняется, что влияние Субелиани, который в прокуратуре занимал должность заместителя председателя Департамента человеческих ресурсов, выходило далеко за пределы его официальных полномочий.

В записи, показанной в эфире программы «Курьер» 20 октября, Субелиани разговаривает с бывшим сотрудником прокуратуры Давидом Цухишвили. Субелиани, сын и близкий родственник которого были участниками драки между подростками, говорит, что пытался подкупить сына протоиерея Шио Менабде.

Несовершеннолетний был одним из 23-х свидетелей по делу об убийстве Хорава. В своих показаниях он указал на некого Д.М. и родственника Субелиани – Михаила Каландиа, заявив, что они по очереди били одного из погибших в драке подростков — 16-летнего Давида Саралидзе, убийц которого следствие так и не выявило.

Субелиани в записи говорит, что предлагал сыну священнослужителя 10 тысяч, чтобы тот изменил свои показания. В какой именно валюте – участники диалога не уточняют. Как утверждает находящийся в тюрьме бывший чиновник прокуратуры, эти деньги он оставил в церкви, в ящике для пожертвований.

Вскоре протоиерей Шио Менабде вернул эту сумму отправителю, а его сын так и не изменил показаний. При этом, Субелиани говорил, что в дело были включены как священнослужители, так и «уличные авторитеты».

Реакция министра внутренних дел Грузии

Сегодня обнародованную аудиозапись прокомментировал глава МВД Грузии Георгий Гахария. Он заявил, что полиция «поинтересуется» заявлениями о подкупе свидетелей. Вместе с тем, расследование начнут только в том случае, если Мирза Субелиани «хотя бы частично подтвердит» свои слова в процессе расследования дела об аудиозаписях, сделанных в тюрьме.

Гахария также отметил, что по обвинению в давлении на свидетелей по делу об убийстве на улице Хорава ранее МВД уже задержало более пяти человек.

Гахария также считает необходимым проверить другие заявления Субелиани, которые касаются бывшего главного прокурора Тбилиси Михаила Шакулашвили. Субелиани, в частности, рассказывает, что экс-прокурор участвовал в фальсификации дела об убийстве подростков. Одновременно, Субелиани заявляет, что весь этот процесс происходил по его указаниям. Как утверждает бывший чиновник, в памяти его телефона заархивированы инструкции, которые он отправлял прокуратуре и МВД.

«Именно для выявления нарушений Шакулашвили была создана следственная парламентская комиссия, которая уже завершила работу. Теперь, с одной стороны, у нас есть ее заключение, а с другой – разговоры заключенного Мирзы Субелиани, тайные записи», — заявил Гахария.

Он отметил, что в настоящее время для МВД главным приоритетом является дать ответы по делу, начатому в связи с распространением аудиозаписей, а уже потом – обсуждать вопрос о возможных нарушениях Шакулашвили.

14 октября, сразу после того, как «Рустави 2» опубликовал первую запись разговора с участием Субелиани, в прокуратуре заявили, что уголовное дело по факту они открыли еще 12 октября 2018 года – то есть за два дня до того, как запись вышла в эфире телекомпании.

Как утверждается, следствие началось на основании заявления сотрудника пенитенциарной службы И.П., согласно которому, 12 октября этого года, в отношении его были осуществлены шантаж и давление: ему угрожали обнародовать кадры, отображающие личную жизнь.