|  | 

Пресс-дайджест

Российско-грузинская война 2008 года и ее уроки для Украины

августовская войнаКарен Мадоян, «Хвиля»

«У нас есть домашние заготовки, и мы знаем, что будем делать. Для нас это сигнал, мы будем реагировать на это поведение партнеров, чтобы обеспечить наши интересы. Если они считают себя в праве, то почему мы не можем, но мы не будем действовать также прямолинейно». Эти слова были произнесены российским президентом Владимиром Путиным 14 февраля 2008 г. в ответ на провозглашение независимости Косова. На тот момент новое независимое государство на Балканах уже признали США и ряд стран Евросоюза.

В тот же день состоялось еще одно событие, которое в Кремле расценили как вмешательство Запада в традиционную для России геополитическую сферу влияния: Грузия направила руководству НАТО письмо с просьбой включить страну в План действий по членству в альянсе (ПДЧ).

«Домашние заготовки» не заставили себя ждать. Семь лет назад в этот день российская армия нарушила суверенные границы соседней страны. Так началась война, развязанная Россией под предлогом принуждения Грузии к миру в ответ на попытки Тбилиси навести конституционный порядок на территории неподконтрольного грузинским властям Цхинвальского региона. Грузинская армия была не в состоянии противостоять превосходящим силам противника. Российская армия взяла под свой контроль не только территорию бывшей юго-осетинской автономии, но и полностью вытеснила грузинские силы из подконтрольных Тбилиси районов Верхней Абхазии. В результате Грузия лишилась 20% своей территории, а Южная Осетия и Абхазия с подачи России объявили о своей независимости.

Сегодня ни у кого не вызывает сомнений, что грузино-российский конфликт августа 2008 г. был началом большой войны с целью изменения мирового порядка на территории бывшего СССР. Его продолжением стала аннексия Крыма и конфликт на Донбассе. Возможно ли было семь лет назад предотвратить подобный сценарий и остановить российскую экспансию путем агрессивных действий в отношении ближайших соседей?

За пять месяцев до начала грузино-российской войны руководство НАТО отказало в предоставлении ПДЧ Грузии и Украине. После августа 2008 г. многие эксперты говорили о том, что именно итог бухарестского саммита НАТО развязал руки России и позволил ей укреплять свои позиции с использованием вооруженных сил. На тот момент российские военные базы уже покинули территорию Грузии в рамках стамбульских соглашений. РФ удалось сохранить военное присутствие лишь на территории Армении (102-я база в Гюмри). Готова ли Москва была смириться с потерей контроля над стратегически важными участками на Южном Кавказе, которые ранее осуществлялись с путем наличия трех военных баз на территории Грузии? Ответ очевиден. Поэтому возвращение утраченных позиций для Путина было лишь вопросом времени. Война с Грузией с дальнейшим признанием сепаратистских регионов позволила РФ разместить базы в Абхазии и Южной Осетии и таким образом восстановить военное присутствие по другую сторону Большого Кавказского хребта.

Если оценивать эффективность сдерживания агрессии со стороны США и Евросоюза, то нужно принять во внимание ряд факторов. В Тбилиси в первую очередь ожидали поддержку из Вашингтона. Но 2008-й год был заключительным периодом второго президентского срока Джорджа Буша-младшего. Даже несмотря на особый характер американо-грузинских отношений, президент Соединенных Штатов не планировал оставлять после себя вдобавок к конфликтам в Ираке и Афганистане еще и конфронтацию с Россией (этой же причиной сегодня объясняют нежелание администрации Барака Обамы оказывать военную помощь Украине). Поддержка США на тот момент ограничилась поставками гуманитарной помощи. При этом два военных корабля американских ВМС, которые прибыли в Батуми через неделю после окончания войны с гуманитарным грузом, на тот момент расценивались как определенная гарантия безопасности против дальнейших попыток вторжения со стороны РФ.

Что касается позиции ЕС, то война в Грузии впервые продемонстрировала неспособность Брюсселя выработать единую позицию по сдерживанию российской агрессии. Роль «тушителя пожара» взял на себя президент Франции Николя Саркози. При его посредничестве Михаил Саакашвили и Дмитрий Медведев поставили свои подписи под документом о прекращении огня.

И все же западные лидеры смогли сделать выводы из августовской войны. Ведущие аналитические центры в Соединенных Штатах и странах ЕС стали открыто говорить о том, что следующим плацдармом для новой войны может стать Украина. Все чаще в качестве потенциальной горячей точки назывался Крым ввиду таких факторов, как присутствие на территории полуострова черноморского флота РФ, большого количества обладателей российского гражданства и активного влияния российских СМИ на местное население. После августа 2008 г. международные донорские организации выделяли значительные средства на различные проекты с целью развития в регионе гражданского общества и интеграции Крыма в украинское культурное и медиа пространства. Однако, усилия зарубежных партнеров не могли принести весомый результат в ситуации, когда само руководство Украины не слишком утруждало себя разработкой стратегии для развития региона. В результате год назад все стали свидетелями мирного пришествия «вежливых зеленых людей».

Пришедшее на смену команде Саакашвили правительство Грузии выбрало позицию на улучшение двусторонних отношений с Россией. Однако это не помешало месяц назад оккупантам передвинуть границу непризнанной Южной Осетии на несколько сот метров вглубь грузинской территории. Теперь российские пограничники находятся всего в 500 метрах от ключевой автотрассы Баку-Тбилиси-Поти. По данному факту МИД Грузии и западные партнеры ограничились заявлениями о глубокой обеспокоенности.

На днях премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили заявил, что страна не собирается присоединяться к санкциям Евросоюза в отношении России. Глава грузинского правительства мотивировал свою позицию возможным введением ограничений на поставки грузинской продукции в Россию. При этом Гарибашвили забывает упомянуть тот факт, что российский фактор уже перестал быть ключевым для грузинской экономики, а в тройку крупнейших торговых партнеров входят Турция, Азербайджан и Китай.

Можно понять, что в сложившейся ситуации официальный Тбилиси не хочет злить северного соседа. Еще свежи в памяти кадры с российскими танками, беспрепятственно передвигающимися по главным автомагистралям всего в часе езды от грузинской столицы. К этому можно добавить и страх за реакцию Путина, которого уже мало что останавливает после начала войны в Украине. Но семь лет спустя становится очевидным то, что Грузия не имеет права на ошибку, которой может стать смена внешнеполитического курса. Нейтралитет не станет панацеей от агрессии и Украина тому лишнее доказательство. Поэтому для Вашингтона и Брюсселя пришло время определиться по поводу своей дальнейшей политики на Южном Кавказе. И выход как и семь лет назад есть лишь один – предоставить Грузии членство в Североатлантическом альянсе.

Комментарии

Яндекс.Метрика