Смерть директора зугдидской школы перед выборами – прокуратура закрыла дело

2019-08-24T09:07:39+04:0024 Авг, 2019, 09:07|Главное, Новости, Общество|

ТБИЛИСИ, 24 августа — Новости-Грузия. Генеральная прокуратура Грузии закрыла дело, начатое из-за смерти директора зугдидской публичной школы №6 Ии Керзая – следственное ведомство заявило об отсутствии признаков преступления.

Ия Керзая была доставлена в больницу с инсультом 2 декабря 2018 года, спустя несколько дней после проведения второго тура президентских выборов. Почти неделю женщина оставалась в реанимации и скончалась 9 декабря. Состояние здоровья Керзая ухудшилось 9 ноября, после незапланированной проверки Минобразования в школе, которой она руководила. Тогда инспекция из трех человек выявила в учреждении ряд административных и финансовых нарушений.

Члены семьи Керзаия утверждали, что ухудшение здоровья стало результатом давления на нее, а инспекцию в школе провели только с той целью, чтобы ее директор приняла участие в предвыборной кампании проправительственного кандидата в президенты Саломе Зурабишвили.

Минобразования заявляло, что проверка в школе произошла после поступления 8 ноября 2018 года анонимного письма от некоего Лаврентия Кирия. У родных Керзая и оппозиции были подозрения, что Кирия – вымышленный человек

Что касается анонимного заявления, по данным Минобразования, в нем была указана информация о нарушениях санитарно-гигиенических норм в школе и о незаконной коммерческой деятельности. Кирия утверждал, что администрация школы пыталась заработать за счет сдачи в аренду помещения в школе.

Спустя два месяца после смерти Керзая, 11 февраля 2019 года, Генпрокуратура начала расследование по статье «злоупотребление служебными полномочиями». Дело возбудили на основании заявления сына бывшего директора Бачаны Шенгелия.

Шенгелия указал в заявлении, что во время инспектирования школы по отношению к его матери имело место преследование по политическим мотивам, унижение достоинства и унизительное обращение.

«В результате проведенного расследования, не подтвердилось, что во время инспектирования в школе, имело место незаконное обращение с Ией Керзая. Также не подтвердились и факты ее политического преследования, и унизительного с ней обращения, и тот факт якобы школьное инспектирование было обусловлено политическими мотивами», — сказано в заявлении Генпрокуратуры.

В итоге, следствие так и не подтвердило какую-либо связь смерти Керзая с инспекцией Минобразования. Одновременно в прокуратуре подчеркивают, что в ходе расследования запрошена и изучена была вся важная для дела информация и документация.

«Были допрошены все лица, которые имели прямую или косвенную связь с проведением инспектирования, включая тех, на опрос которых указывал сам заявитель [Бачана Шенгелия]», — говорится в сообщении.

В частности, в рамках расследования следователи опросили министр образования, науки, культуры и спорта Михаила Батиашвили, начальника службы внутреннего аудита Минобразования, начальника службы инспектирования и его подчиненных, непосредственно принявших и зарегистрировавших ту жалобу, на основании которой началась проверка в школе. В прокуратуре подчеркивают, что «лицо, ответственное за выдачу информации» также опрошено. Идет ли в данном случае речь о Лаврентии Кирия, не известно.

Помимо этого, по требованию заявителя опросили государственного уполномоченного по региону Самегрело-Земо Сванети, его заместителя и других высокопоставленных чиновников региональной администрации, а также мэра муниципалитета Чхороцку.

В прокуратуре также заявляют, что следственные и процессуальные мероприятия проводились на месте. Сотрудники ведомства прямо в школе Зугдиди опрашивали педагогов, сотрудников администрации и обслуживающий персонал. Помимо этого, на вопросы следователей ответил начальник образовательного ресурс-центра Зугдиди и сотрудники центра, а также сам Бачана Шенгелия и другие родственники Керзая.

Генеральная прокуратура утверждает, что все обстоятельства, которые касались законности принятия, регистрации иска, проведенного инспектирования и его результатов, также перепроверены.

В сообщении ведомства отмечается, что заявителю предоставлялась подробная информация о ходе расследования, и у Шенгелая была возможность ознакомиться с материалами дела.

Реакция сына Керзая на прекращение дела

Решение Генпрокуратуры Грузии о прекращении дела Бачана Шенгелая назвал «незаконным, полностью необоснованным решением».

«Это было абсолютно незаконное, полностью необоснованное и безответственное решение, поскольку прокуратура по этому делу ни сделала ничего. Правильнее сказать, что сделано было все для того, чтобы это дело осталось нерасследованным – необходимые доказательства не изъяли, с камер видеонаблюдения пропали материалы, которые подтверждали, что жалобу сюда никто не заносил. Многие процессуальные мероприятия не провели, в том числе, не провели экспертизу, эксперту не предоставили материалы для изучения. Абсолютно все было сделано для того, чтобы прийти сегодня к этим результатам, и объявить о прекращении дела 23 августа, ночью, в то время, когда это не вызовет соответствующего резонанса и шума, что они сами понимают», — заявил Шенгелая в эфире Общественного телевидения.

Он считает, что уголовное дело, начатое из-за смерти матери, было политическим. Шенгелая отмечает, что теперь планирует обратиться в Европейский суд по правам человека.

«На протяжении девяти месяцев меня так и не сочли пострадавшим в этом деле, и у меня не будет права обжаловать это решение [о прекращении дела] в Грузии. Однако я уже готовлю иск в Страсбургский суд, и он будет уже последним, который я положу в это дело. Это дело было политическим с самого начала до конца, это было следствие под личным контролем Гахария [глава МВД Грузии Георгий Гахария], и естественно, что его вина в этом деле прослеживается. Это он не допустил, чтобы дело было раскрыто, а виновный наказан», — заявил сын Керзая.

Что говорили о деле Керзая НПО

Процедуру инспектирования в зугдидской школе №6 изучила авторитетная неправительственная организация «Международное общество за справедливые выборы и демократию» (ISFED). Итоговый отчет ISFED представила в конце марта 2019 года. В нем говорилось, что хотя в ходе проверки школы и были выявлены некоторые недостатки с точки зрения управления и инфраструктуры, весь процесс инспектирования включал «признаки дискриминации по политическим мотивам».

В частности, правозащитников насторожило то, что Минобразования направило инспекцию в школу 8 ноября, спустя несколько часов после получения письменной жалобы на Керзая.

Многие критические замечания и оценки заключения инспекторов Минобразования в ISFED сочли преувеличенными. Кроме того, в НПО отметили, что рекомендация об освобождении с должности Керзая после проверки была «направлена не на устранение причин нарушений, а только на наказание школы и ее директора».

С учетом всех этих обстоятельств представители организации заявили о «подозрениях в дискриминационном и избирательном подходе по политическому признаку в отношении директора школы».

Одновременно в ISFED указали, что политические преследования и давление на сотрудников публичного сектора, в том числе на учителей, были широко распространены перед президентскими выборами 2018 года.