|  | 

Литературное кафе

Две души. Урок грузинского

маршрутка Елена Петросян

Дверь распахнулась, и в маршрутку протиснулась посапывающая троица. Разместив на сдвоенном диванчике свои солидные рюкзаки, джентльмены уютно вписались в остатки свободного пространства и завели негромкую беседу о своих мужских делах.

— Аккуратно устроились, молодцы!- одобрил их водитель. — И платить будете за двоих, а остальное прокутите, а то штанам держаться не на чем. Про таких, как вы, один умный русский хорошее слово придумал- «теловычитание». Поняли? Хотя куда вам понять, кто из вас теперь русский знает…

— А вот поняли!- ломкий басок звучал обиженно и гордо.- А вы на дорогу смотрите, а не на мою фигуру. А то это может плохо кончиться.

— И где в тебе такой длинный язык помещается, язва? — поинтересовался шофер, лихо притормаживая у очередного клиента — очаровательной девчушки в апельсиновых кудряшках, выбивающихся из-под красной шапочки. Зеленая курточка не скрывала круглого животика, победно торчащего над голубой юбочкой. Впорхнув в салон, разноцветное чудо немедленно стало выяснять у водителя возможность добраться до «всего самого интересного в этом городе», вероятность дождя и, на всякий случай, адрес какого-нибудь роддома.

— Падажди, а то я чичас шумашечи буду. Женщины, — обратился он к пассажиркам, — куда ехать — в роддом или психушку?

— По маршруту езжай, философ. Высадишь ее на Руставели, в случае чего, там рядом роддом на роддоме, — на крик о помощи отозвалась милосердная пожилая дама. — А ты, детка, иди ко мне. Я тебе расскажу, что тут надо посмотреть,- улыбнулась она девушке.

Благодарно кивнув, та двинулась было в указанном направлении, но на её пути нежданно возникла преграда в лице трех джигитов. Посовещавшись, они покинули насиженное место и молча топтались в проходе.

— Позвольте пройти.

— Нет. Садись, — самый образованный из джентльменов был непреклонен.

— Спасибо, не нужно…

— Нужно. Ти животни, — галантно аргументировал второй.

Маршрутка остановилась. Водитель, развернувшись, с глубоким интересом наблюдал разворачивающееся действо. Пассажиры, уткнувшись в воротники и друг в друга, задушено всхлипывали от сдерживаемого хохота, но не вмешивались — ожидали развязки.

Девушка потрясенно молчала. Почуяв неладное, знаток оглянулся на товарищей.

— Ноги твои тяжелые,- вдруг промолвил доселе молчавший субъект.

— И вам не стыдно?- взорвалась будущая мать.

— Зачем кричишь? Два души ты, он сказал,- экс-язва попыталась исправить положение.

Хохот было уже не сдержать. Девушка обиженно и недоуменно оглядывалась, бурые от переживаемых эмоций пацаны, подхватив рюкзаки, рванули к спасительной двери.

— Заберите свои деньги, полиглоты, — отмахивался от них ржущий шофер. — Я такого цирка сто лет не видел. Беременная она, беременная — вот как по-русски будет.

Мальчишки вышли, девушку усадили под град смешков, извинений и объяснений.

—  Животни не то, что ты из леса, а то, что живот у тебе хароши…

— И про ноги, и про две души- это так на грузинском «беременность». Прямой перевод. Дети не знали..

— Дураки они, дураки маленькие. Слово «беременность», к счастью, не входит в школьный курс. Пока, по крайней мере..

Она улыбнулась. Потом расхохоталась. Потом восхитилась:

— Две души? Как правильно! Ну какое же это бремя?

— Будущее, — мрачно сказал одиноко сидевший мужчина.

Но его никто не услышал. И это было прекрасно.

 

 Перепечатка только с разрешения автора.

Комментарии

Яндекс.Метрика